Литобъединение: Э...зопы.
Конкурс: Памяти Андрея Головина (2020)
Дата: 14.04.20 12:47
Прочтений: 115
Средняя оценка: 9.00 (6)
Комментарии: 7 (17)
Выставить оценку
литобзору:
Краткое концептуальное изложение критерионов унификации ассессмента ритмо - силлабических экзерсисов партиципантов и партиципант компетативного хэппенинга
Вот и сказочке конец, а кто слушал - ну, в смысле, писал стихи, тот несомненно молодец и за что получает сразу автоматически пятерку. Собственно, автор должен понимать, что хотя шкала и десятибалльная, роль играет только распределение мест и тут я буквально несколько стихотворений чуть повысил по их на меня впечатлению произведенному иногда и неожиданно. Поэтому пятерку получили буквально все, даже Щербединский - все таки его лирический герой не валяется с горя на полу в кухне, носом в банку из-под бычков, а гуляет на балконе, что очень полезно в условиях самоизоляции.
Опять же, балкон - это тоже вершина, это так по-нашенски, “Среди долины ровныя на гладкой - заметьте, это же нужно так сказать - высоте растет цветет зеленый дуб в могучей красоте". Оттуда можно увидеть, как по неведомым дорожкам бегает заросшее хвоей эпическое лоно пустыря, рупал с Гребнем в обнимку бредет звеня бубенцами и крадется леший со значком “Ворошиловский ходок” к заветным бабам уклоняясь от глиссирующих серафимов. Русь можно узреть, как перекресток трагедий, начиная с половцев и кончая Щербединским.
Стояние на высоте присуще и многим иным виршам, этакая дубовость, насчет которой Иван Терентьевич был против существования гендерности в. А я тут нашел у себя гендерную дубовую sloka, как говаривал несравненный Редьярд наш Иванович.
Туп как дерево, дубина, стоеросовый пенек,
Так маманя костерила меня вдоль и поперек.
А как мне штаны купили, полюбил я их снимать-
Все девчонки говорили:”Дуболом, дубена мать”!
Днесь стою огромным дубом, о предвечном говоря
И никто меня не любит и штаны снимаю зря.
К этому упрощенному сюжету можно свести огромнейший процент представленных работ, в коих партиципанты и партиципанты попытались, в связи с мемориальностью топика, причем с ярким проявлением отрицаемой Иваном Тимофеевичем гендерности. Стихи, они, собственно, творения не эпические и даже не эпистолярные, а способ создания образа, так что в моем впечатлительном мозгу… фу, отвлекся, тут ко мне в ванную влетели два наглых голубя и пытались дерзко размножиться, что свидетельствует, к счастию, о том, что жизнь продолжается… к чему приведу и цитату из нашего всего, что-то вроде “...там где все было пусто, голо теперь младая роща разрослась…”, то есть перед внутренним взором моим предстала роща, взросшая, благодаря конкурсу, на полях Литсовета.
То есть все получили четвертое место.
На третьем месте у меня ряд молодых и заслуженных поэтесс и поэтов, которых бы и сам Андрей непременно отметил за игру словами и пофигизм, мол если авокадо и не фрукт, так и катись из моего стиха между, что с точки зрения поэта совершенно правомерно. Андрей, в моем видении и был таким мирискусником, создававшим образ, хотя мог вполне из этого выключиться и начать вдруг быть серьезным.
Отдельное спасибо хочу сказать Владу, вложившему много старания в свое стихотворение и косвенными средствами попытавшемуся описать Андрея, каким он виделся нам в литсоветовском контексте. То есть это работа специально для конкурса, что особо ценно.
Но на первом месте у меня работа, связанная с экзистенцией, ее хрупкостью, ее неврозами и порывами души, то есть образ внутренний, нам понятный, но выразить который довольно сложно, а порой и стыдно, лучше дубом стоять и вещать. Или создавать образ pagliaccio.
Так вот, на втором месте у меня, вместе с Владом, которого единственно и упомяну, чтобы не нарушать интригу, несколько таких замечательных работ, а на первом - та, в которой получилось лучше.
Всех Вас люблю и остаюсь засим Ёжиков, судья неправедный.