Литобъединение: Joker
Конкурс: Что наша жизнь? Игра!
Дата: 13.01.20 21:07
Прочтений: 90
Средняя оценка: 10.00 (4)
Комментарии: 1 (2)
Выставить оценку
литобзору:
Второй литобзор от СанСана
Собственно говоря, этот обзор фактически является первым, поскольку предыдущий комментарий был посвящён стихотворению загадочного автора P.S., который сейчас уже снял с конкурса своё произведение, размещенное в конкурсной ленте для экспериментальных целей. Вместе с конкурсным текстом автор снял и маску, перестав быть загадочным, и объявил эксперимент успешным, с чем я почти согласен, хотя, напомню, целью эксперимента были судьи конкурса. (Признаюсь, что быть в качестве белой мыши и, тем более, крысы, мне никогда не нравилось, даже на новогодних утренниках и корпоративах.)
Итак, первый конкурсный текст.
Галачьянц П. Ю. «ИГРА...»
Европа тлеет на углях
Междоусобных войн.
В угоду дерзким Королям
Полки готовы в бой!
Уже копытом лошадь бьёт,
Кусая удила.
Уже труба в поход зовёт
На смелые дела!
Уже натянут на древко
Шёлк боевых знамён.
Уже в церквах глядит с икон
Святой Пантелеймон!
Он – врачеватель. Боль и страх
Не ведом для Святых.
Он – тот, чьё имя на губах
Средь сирых и больных.
Не дотянуться до людей:
До сердца, до руки…
У полевых госпиталей
Готовят тюфяки!
Под барабан и звуки флейт
Шлю ноги в стремена.
В угоду дерзких Королей
Меняю Времена!
Меняю профили границ
Без видимой нужды.
И на вратах былых Столиц
Горят мои Гербы!
Я шлю войска за строем строй
На утренней заре!
Чего не сделаешь, порой
В компьютерной Игре…
Это первое стихотворение в конкурсе, и, как следствие, все судейские комментарии к нему не страдают чрезмерным лаконизмом, чему автор этого достаточно старого текста, полагаю, должен быть отчасти рад. Отмечу в первую очередь некоторые моменты в высокопрофессиональных обзорах моих коллег, с которыми я не в полной мере согласился. В частности, использование автором замеченных Еленой Кабардиной штампов во втором четверостишии («уже копытом лошадь бьёт… уже труба в поход зовёт») кажется мне не просто оправданным, но и до некоторой степени необходимым, поскольку позволяет кратко описать содержание и визуальные образы компьютерной игры, которая (выражаясь профессиональным для компьютерных игр языком) относится к классу т.н. «стратегий». А вот следующий катрен, который другой судья посчитал лучшим в стихотворении, и который содержит упоминание Св. Пантелеймона («уже в церквах глядит с икон Святой Пантелеймон!»), на мой взгляд, уводит в сторону от смысла игры, не говоря уже о том, что употребление наречия «уже» создаёт впечатление, что иконы в церквах повесили в связи с приготовлениями к военным действиям. Именно эти действия в данном случае и являются основным содержанием компьютерной стратегии. А целью игры является победа, а не забота о «сирых и больных», поэтому для участников игры логичней было бы апеллировать к персоне Св. Георгия Победоносца. В последние годы по роду основной деятельности мне приходится часто «судить» выпускные квалификационные работы дерзких королей-студентов на тему разработки компьютерных игр, и я могу отметить, что если не обращать внимания на такие явные неточности в описании атрибутов игры, как «иконы» и «тюфяки», то, в целом, стихотворение хорошо передаёт атмосферу военной стратегии. Кроме того, оно просто интересно и точно попадает в тему конкурса. Однако обилие чисто технических слабостей в тексте не позволяет оценить его высоко.
И вот здесь я вновь должен вернуться к надоевшему всем вопросу оценивания конкурсных стихотворений. Для меня тема судейских оценок в этом конкурсе была спровоцирована дискуссией судьи Еленой Рышковой и автора Дин Лейпек. Для пояснения своей позиции по теме дискуссии сначала хочу привести несколько цитат.
Д.Л.:
1) «на конкурсе существует премодерация, в процессе которой организаторы оценивают, в какой степени стихотворение соответствует указанной теме»;
2) « я, в общем-то, участвовала в некотором количестве литературных конкурсов в качестве и организатора, и судьи, и участника самосуда, и на основе своего скромного опыта считаю, что оценка по самой нижней планке - это всегда указание на полную некомпетентность автора по данному критерию».
Е.Р.:
1) «Критерии по которым нужно было определять оценки я взяла из критериев для судей, опубликованных на сайте конкурса»;
2) «по каждому критерию оценка выставляется в пределе от 1 до 10. Результирующая сумма делится на 5 (количество критериев) и, таким образом, выводится окончательная оценка стиху».
Премодерация действительно существует. Однако это совершенно не означает, что критерий соответствия теме конкурса является (как говорят юристы) «ничтожным». Более того, уже в этом конкурсе одно из стихотворений, которое прошло модерацию и уже опубликованное в конкурсной ленте, было снято с конкурса по моему предложению как произведение не соответствующее теме конкурса. Степень влияния «попадания в тему» на итоговую оценку произведения – дело исключительно судьи, но об этом – чуть ниже.
«Оценка по самой нижней планке» по критерию соответствия теме (естественно, по моему мнению, и на основе моего скромного опыта) – это «указание на» то, что среди десятков представленных на конкурс стихотворений данное стихотворение по мнению судьи наименее соответствует выбранной теме. И не более того. В той же степени это касается и других критериев. Тот факт, что некоторые судьи предпочитают оценивать конкурсные тексты в узком диапазоне «хороших» оценок, отнюдь не означает недопустимость других систем оценивания. Вместе с тем, скромный опыт Д.Л. превращается в нескромный, если судить (простите за невольную тавтологию) по фактическим результатам судейства большинства конкурсов ЛС, где оценки ниже 4-х баллов генерируют у многих авторов чувство необходимости кровной мести.
Теперь собственно о системе оценивания Елены Рышковой. Здесь я руководствуюсь п.5. правил конкурса (для судей) и «вступаю в переговоры» с Еленой.
Во-первых, Вы не всегда выставляете оценки «в пределе от 1 до 10». Иногда Вы ставите 0, т.е. исключаете этот критерий при оценивании произведения. Во-вторых, (и это самое главное) используемая Вами система многопараметрической оптимизации, которая особенно часто применяется для числовой оценки чего-либо в математике и технике, практически всегда предусматривает весовые (в общем случае, разные) коэффициенты для выбранных параметров (критериев). В Вашей системе оценок все пять выбранных параметров имеют равные веса (1/5), что означает одинаковую «важность» всех критериев. Ошибочность такого подхода интуитивно почувствовала Дин Лейпек, но но поводу её аргументации «против» я уже высказался. Необходимость использования весовых коэффициентов при многопараметрической оценке иллюстрирует простой пример числовой оценки поэтического произведения, например, по двум критериям: соответствию теме конкурса (1,2,…,10) и поэтическим достоинствам стихотворения (1,2,..,10). Нетрудно видеть, к чему приведёт использование равных весов (1/2) при такой системе оценки конкурсных текстов, тем более, использование нуля в качестве значения одного из критериев. Многопараметрические числовые оценки не является уж такой большой редкостью при оценивании стихов, при этом назначение числовых величин «весов» происходит (как в математике и в технике) на основе экспертных оценок. В данном случае экспертом являетесь Вы, Елена, и Ваше право поставить свои «веса» каждому из 5-ти параметров. Желательно, чтобы сумма всех весов равнялась, как и в Вашей системе оценок, единице (1). Полагаю, что корректировка Ваших вычислений повлияет на мнение авторов, пишущих (выражаясь фигурально), что «неладно что-то в датском королевстве» (С).
Дима А «На экранизацию романа "Анна Каренина"»
Перед нами старый и страшный обряд, что уже не одно поколение
Будоражит умы и смуту несёт, но привыкли за сто долгих лет
Вот одну из числа известных актрис наряжают в Анну Каренину.
И команда «Мотор», и дымит паровоз, сцена снята, возврата уж нет.
А потом вся тусовка идет в кабак или просто чадит в интернете
Обсуждая всякий мелкий нюанс или что бы сказал граф Толстой
А пресс-служба российских железных дорог говорит: мы тут не в ответе
Машинист свистел, перронный кричал, но финал как известно простой
Ну а женщин тех не видит никто, ни на Кипре, и ни на Капри
Хотя ходит слух, что как только они попадают под паровоз
Переносит волшебник добрый их на невидимом дирижабле
В ту страну, где всегда бушует весна и нет ни печалей, ни гроз.
Гамлет там спокоен и тих, поливает посадки мимозы
Леди Макбет вовсе не варит яд, а купается мирно в пруду.
А Толстой, встречая у самых ворот, говорит им скрывая слезы
"Вы простите, девчонки, богом клянусь, я не это имел в виду!"
Полностью согласен с выступлениями всех предыдущих ораторов по поводу достоинств, замечаний и оценок этого конкурсного произведения. Несколько смущает отсутствие ответа от автора на вопрос судей об (опять же, выражусь фигурально, подыграв теме конкурса) «игре» автора с пунктуацией. Жаль, жаль, если до конца конкурса нам всё-таки не удастся послушать начальника железнодорожного цеха, и тогда последняя фраза стихотворения «богом клянусь, я не это имел в виду!» грозит получить дополнительное содержание. Разумеется, исключительно для судей. Если использовать критерий №5 системы оценок Е.Р. (впечатление читателя), то моё впечатление читателя о стихотворении Димы А следующее: опять не новое, опять хорошее. Дополнительный плюс стихотворению обеспечивает сознательный отказ автора от «метрономной силлабо-тоники». Точнее говоря, силлабо-тоника в произведении присутствует, но не метрономная, которая (судя по комментариям нескольких авторов, принимавших участие в предыдущем конкурсе и принимающим участие в этом) априори является недостатком любого поэтического произведения.
Евгений Кан «ВОРОН»
Зиновию Гердту.
Грустно листья стелются ковром,
У вольера детям интересно.
Ворон с переломанным крылом
Хлеб свой отрабатывает честно.
С хриплым криком, крылья распластав,
Он в себе, как никогда, уверен,
Публике, не просто для забав, -
Чувствовал артистом на арене.
Палку, словно шест, он в клюв берёт,
Вот канатоходцем ходит важно...
И глядит восторженный народ,
Птицей восхищаясь безотказной...
...Так актёр играет и творит, -
Взгляд и мудр, и смотрит, чуть лукаво,
Пусть увечен, болен, но... горит,
Для толпы, не только ради славы...
Жил-был на свете
Добрый человек (песня лирника)
ЛИРНИК
В свитке сермяжной залатаны дырки,
Облаком песня унывная тает,
Вслед ей уставился слепенький лирник,
Словно он рай в небесах созерцает.
Кто бы ни ехал утоптанным шляхом
Всяк его песни становятся слушать.
Лица усталые, пыльные прахом,
Но наполняются нежностью души.
Под осокорью старинные думы
Старец убогий играл, напевая,
Враз присмиревший бродяжка угрюмый
Вид потерял свой разбойный, внимая.
Может когда-нибудь ноченькой волчьей
Выйдя на дело ушкуйником-татем,
Память о страннике вдруг заклокочет
И засапожник опустит... заплачет...
По рассказам В.Гиляровского
СТАРЫЙ АКЫН
Кумыс холодный и шашлык
Подал чайханщик старый.
Собака, высунув язык,
Сопит в тени чинары.
А рядом плавится асфальт,
Июль звенит жарою.
Акын ещё раз ноту ФА
Без лишних слов настроил.
На нём был с кушаком шапан*
И мягкие ичиги.**
Он о жене пел, Раушан,
О маках красноликих.
С печальной грустью аксакал
Пел о любви великой.
Орлы взлетали с чёрных скал,
Кружа над степью дикой.
Звучит старинная домбра,
К ней не приходит старость...
Жены уж нет, и нет костра,
Любовь одна осталась..
.
*мужской и женский верхний кафтан из ткани
**кожаные сапоги на мягкой подошве
Опять не новое, опять хорошее. Увы, я снова вынужден обратиться к теме вечной дискуссии между стопроцентными лириками/лирниками по вдохновению, пишущими стихи и сочиняющими музыку исключительно после того, как это вдохновение прилетело сверху в самый неурочный час как дополнение к случайно зашедшей Музе, и физиками-лириками, допускающими прилёт вдохновения в результате посещения Музы с вполне определенными целями, т.е. с заказанной темой. Вряд ли нужно пояснять, что ваш покорный слуга относится ко второй категории авторов, поэтому тот факт, что все обозреваемые тексты в этот литобзоре являются хорошо забытыми старыми (видимо, написанными по вдохновению), не добавляет мне вдохновения при написании комментариев к ним. А поскольку четверо из пяти авторов имеют «кайдановские книжечки», то нетрудно догадаться, что у них в загашнике всегда найдётся пару-тройку хороших стихотворений на столь широко трактуемую тему. Если говорить точно, то триптих Евгения Кана является «как бы» новым, но состоящим из трёх самостоятельных произведений, написанных в разные годы. В этом смысле композиция триптиха «Ворон», получившего название по названию первого стихотворения, посвященного Зиновию Гердту, де-факто никак не построена (ЕК: «Композиция триптиха построена по принципу перехода от циркатеатра к двум певцам-музыкантам»). Достаточно высокий уровень поэтического качества всех трёх стихотворений отмечен всеми рецензентами, остановлюсь на освещении темы конкурса в каждом из них.
1. Сравнение игры знаменитого актёра с игрой ворона с переломанным крылом, на мой взгляд, в принципе, не вполне корректно. Во-первых, неуместна сама параллель фронтового ранения З. Гердта и увечья птицы, во-вторых, не знаю, что скажут специалисты-орнитологи, но фразу «…горит, для толпы, не только ради славы...» даже в переносном смысле трудно отнести к представителю пернатых.
2. «Унывная» игра лирника хорошо ассоциируется с мелодраматическим сюжетом стихотворения, но участники этого сюжета плохо ассоциируются с фразой Модеста Ильича Чайковского из его либретто к опере «Пиковая дама».
3. Стихотворение об игре старого акына вначале вызывает невольное желание сравнить его с известным стихотворением-аналогом Андрея Вознесенского. Однако, дочитав конкурсный текст до конца, понимаешь, что произведение совсем о другом (но и совсем не об игре). Стихотворение просто «про любовь».
В целом, с учётом обилия старых текстов на конкурсе, предполагаю поставить «Ворона» где-то в районе середины списка конкурсных произведений, отсортированных по величине полученных баллов.
Дин Лейпек «Текилометры»
Ты - километры из слов, плотносбитых в чугунные рельсы ушедших на север преданий о лете.
Текилометры.
Ты - килограммы из снов, обновленных на стадии запуска мономаршрута в холодные страны.
Текилограммы.
Ты - килобайты тоски, разведенные звоном рассудка под шорох обшивки аэростата.
Текилобайты.
Тридцатьседьмое за час обновление сайта.
Голос - зажатой струной под давлением ветра.
Запах отсутствия терпче, чем марихуана.
Капля под камень течет из открытого крана.
Горький глоток амнезии янтарного цвета.
Текилобайты. Текилограммы. Текилометры.
Ну, вот, теперь мне понятно, что имел в виду автор, написав в другом своём стихотворении «Сыграй со мной» строчку «…скажи последний свой неологизм». Кстати, эти два стихотворения могли бы образовать своеобразный диптих. Здесь – «предания о лете», там – «тающее лето». Здесь – «килобайты тоски», там – просто «тоска». Вообще-то, если не ёрничать, то этот текст выглядит более симпатичным и нашпигованным большим числом поэтических компонент. По числу метафор на квадратный дециметр текста (текилодециметр) его можно классифицировать как «рифмованный верлибр» (впрочем, я опять скатываюсь в беспросветную иронию). Увы, то ли количество неологизмов оказалось недостаточным, то ли сказалась невозможность оценить терпкость запаха стихотворения в силу отсутствия моего знания о запахе марихуаны (в отличие от запаха текилы), но в призёры конкурса «Текилометры», как и предыдущее стихотворение автора, я рекомендовать не буду. Но оценку поставлю не низкую.
К.Шевчук «Игра»
я пью остывший чай и думаю над ходом
напарник мой клюёт безносой головой
мой эндшпиль снова сдан, но я ещё свободен
в фигурах трёх окон и клетках мостовой
и мысли далеки от чая и от хода
я снова проиграл сегодня и сейчас
а значит, предстоит опять отдать кого-то –
кого мой добрый друг попросит в этот раз?
а он спокойно спит, посапывая сладко
и в воздухе разлит кладбищенский покой
и будто прочитав во сне мою догадку
вдруг кажет на меня костлявою рукой
«Давненько не брал я в руки шашек!» (С), но попробую прокомментировать эту старую (2009 г.) шахматную/шашечную партию ЛГ (строго говоря, эндшпиль и клетки в шашках присутствуют в той же мере, что и в шахматах). Больше всего в тексте смущает описание результата игры. Так и хочется спросить автора: «А что, кто-то выиграл у безносого напарника вашего ЛГ?» Понравилась краткая и ёмкая ирония «мой добрый друг» при характеристике напарника. Готовность с легкостью жертвовать фигуры, и при этом не знать, какую выбрать в качестве жертвы («предстоит опять отдать кого-то»), говорит о чрезмерном волнении ЛГ и нежелании защищать «кого-то», что, безусловно, сказывается на качестве игры. В целом, мне кажется, в «игре» мало неожиданных ходов (помните, «этот Шифер ни за что не сможет угадать, чем буду я ходить»). Здесь угадать не трудно. Поэтому текст на гроссмейстерский уровень не тянет. Примерно на второй разряд, если разделить все конкурсные тексты на три разряда. Возможно, я ошибся в оценке, т. к. сам играл только на уровне второго. Остаётся вопрос: почему окон три? И ещё: не знаю, стоит ли считать фразу «я пью остывший чай» литературным штампом, но количество стихов в Интернете, её содержащих, гораздо больше, чем количество стихов, содержащих фразу «я пью остывший кофе». Деликатно говоря, печальное стихотворение. Это – без шуток.
С уважением ко всем пишущим и читающим, СанСан