Литобъединение: Сеньора Za
Конкурс: Памяти Андрея Головина (2019)
Дата: 14.03.19 14:45
Прочтений: 36
Средняя оценка: 10.00 (4)
Комментарии: 1 (3)
Выставить оценку
литобзору:
Александр Линде, «Дворянство шпаги» и Иван Алексеев «Вы помните, вы все, конечно, помните»
Давайте на мгновение отойдем от привычных нам ямбов и дактилей, ритмов и прочей теоретической, конечно же, очень важной и нужной, значимой и весомой, ну и так далее, составляющей. Представим себе, что мы на рынке и мы занимаемся презренным и низким занятием: пытаемся уговорить покупателя приобрести наш товар, именно наш, а не тот, что на соседнем прилавке. А покупатель привередничает: «У них-то эвона как, а у вас как-то не так!» Что ответить ему?
Я, наверное, не открою великого секрета: у каждого из нас есть свой «белый список» авторов. Это те люди, чей талант и мастерство ты уважаешь, знаешь, что их стихи никогда не опустятся ниже определенного уровня. Для меня автор «Дворянства шпаги» - из их числа и я с большим уважением отношусь к его работам. И мне очень бы хотелось «выгодно продать» вам его стих, но…
Понимаете, придется отвечать на вопросы насчет «эвона как». А ответов этих, у меня, к сожалению, нет. Автор решил отойти от звонко-барабанных и изрядно поднадоевших точных рифм типа «купил-лупил» и насытил стихотворение неточными (не будем сейчас вдаваться в терминологический спор, ладно?): «кровью-родословной», «эфес – крест», «игре – цене», насытил, скажем так, вполне себе изобильно. Настолько изобильно, что простые и обыденные рифмы «войне-стене, отцов – юнцов, века - рука» вдруг стали «выпирать» из ткани произведения, становиться для читателя своего рода контрапунктом, каким-то источником внутреннего дискомфорта. И я, зная автора, уверен, что это сделано нарочно – если не на сознательном, то на подсознательном уровне, точно сознательно. И я был бы рад объяснить вам зачем автор это сделал, но, увы, не могу – не понимаю. Да, как версию я мог бы попытаться принять попытку «разрыхлить» строгую ритмику, приблизить к прозе, искусственно «состарить» стихотворение. Наверное, это, в комбинации с ароматом луидоров, эфесов и родословных, должно было выстрелить. Но, увы. Романтику и рыцарство той эпохи мы давно воспринимаем с легким налетом комедийности (спасибо Сервантесу и, отдельно, Михаилу Сергеевичу Боярскому). Стесняемся мы на полном серьезе относиться к этой теме. Поэтому и, опять же, на мой личный вкус, выстрел ушел чуть в сторону. Что-то очень необычное должно было случиться здесь, что-то такое, что заставило бы нас, читателей, забыть обо всем том, что написано выше… Что? Ну, если мы «уходим в прозу», можно было бы попробовать поиграть ритмами, как это шаманы делают, второй-третий слой музыки наложить на общую мелодию. Или звуками зачаровать нас, дополнительными стежками прошить стих. Или с лексикой поэкспериментировать, раз уж пытаемся создать «эффект старины».
Наверное, смутно и невнятно я все это объясняю. Давайте с другой стороны попробую, на конкретном примере. Вот последняя строка «и вдернуть в жизнь невидимую нить». Наверное, все со мной согласятся: «невидимая нить» каждому из нас встречалась, мягко говоря, не раз. Нет, конечно же, требовать от авторов полного отказа от устоявшихся словосочетаний нелепо – они есть и будут всегда. Но насколько бы выиграл финал стихотворения, если бы где-то чуть выше эта тема «нити» была бы как-нибудь обыграна, чтобы те слова, которые сказаны в самом конце, были бы мощным завершением всего вышесказанного, скрепили бы все стихотворение – подведением итогов, контрастом, парадоксом…
Какой-то вот этой необычности и неординарности, мне, наверное, здесь и не хватило. Мои извинения автору – я, повторюсь, прекрасно представляю его уровень и его возможности…
Ну что сказать… Конечно, мы помним «резиновые макинтоши», тьфу, «фиолетовые плащи», «лесофеи» и «Бореи». И, в рамках великого завета: «хороши все жанры, кроме скучного», я – за. И то, что первые три куплета (ну не четверостишия же?) имеют три разные схемы рифмовки, и разбросанные тут и там отсылки к великим («чувственный оскал» и «аванс с пивной» не забудьте!), и очень «приятную уху» (моему, разумеется, многие, думаю, не преминут медведя наступившего вспомнить) рифму «расстаться – ленинградского». И скромную такую закольцовочку – в первом четверостишии «я – король поэтов», а в конце «король умер, да здравствует король!». Не успели еще забыть, кто король?
Мне нравится, я люблю хулиганов. Но, любезный Иван Сергеевич, вынужден Вас огорчить. По опыту моему многолетнему, моей приязни будет мало. Припомнят Вам и то, что после столь вариативного начала соскочили вы на вполне себе традиционные «АВАВ» и самостоятельной характерной индивидуальности потребуют. И насчет «средь амвона» разъяснений потребуют – звучит-то оно, конечно красиво и отбрехаться можно, но, тем не менее, как пить дать зацепят.
Ну а от меня… Спасибо, и, как говорится, «примите уверения»…