Литобъединение: Братство зажжённой искры
Конкурс: «Нынче здесь, завтра там, а потом в никуда, в никуда»
Дата: 11.03.19 18:27
Прочтений: 146
Средняя оценка: 10.00 (3)
Комментарии: 1 (1)
Выставить оценку
литобзору:
Ночной обзор от Александра Грозного №4
Ирина Валерина. Плотник
***
В детстве, бывало, приходишь к плотнику.
Ты — сосуд,
не греха пока ещё; комочком ёжишься.
А он улыбается:
— Здравствуй-здравствуй.
Ты снова тут?
Всё никак не привыкнешь к непрочной кожице?
И мурлычет негромко себе под нос,
обтёсывая кору с отжившего человека.
Человек был щедрый — липовый медонос
и прожил без малого три четверти века.
На вопрос "зачем" отмахнётся ласково:
— Молчи. Смотри.
Вот человек-дерево —
у него есть корни и ветки.
Ветки — дети его,
а корни — предки,
но самую суть я надёжно спрятал внутри,
и тело хранило её, покуда не стало ветхим.
Сидишь, поджав ноги, думаешь.
Потреплет по волосам:
— Веришь, многое я не сразу понял и сам,
не огорчайся, ещё дозреешь, пока же — слушай.
Погружает чуткие пальцы — ну, кто у нас там? —
и принимает душу.
Помню в детстве, у моего дедушки была столярная мастерская. Любил я приходить и наблюдать, как он что-то мастерит. Оконные рамы, наличники, подоконники, табуретки. Всё это, казалось волшебством. Дед был неразговорчив, и не любил отвлекаться. Однажды я услышал, как зашедший к нему знакомый, спрашивал, сможет ли он помочь ему с какой-то проблемой. То ли дверь перекосило, то ли ещё что-то. На что дедушка ответил, что ему надо обратиться к плотнику. Чуть погодя, я спросил, а чем отличается плотник от столяра?
На что дед, подвел меня к только что законченной оконной раме и сказал, - Потрогай, что ты чувствуешь?
Я ответил, что она крепкая, гладкая, ровная.
- А ещё, - прищурился дед, - посмотри повнимательнее.
Я обошёл её со всех сторон и сказал, что она ещё и красивая.
- Вот именно, заулыбался дед. Тем-то и отличается столяр от плотника, что столяр, помимо всего прочего занимается красотой.
Вернёмся к стихотворению. Плотник с душой философа, это интересный ход. Очеловечивая дерево, он создает своё мировоззрение, свою житейскую философию. Доброе, и душевное стихотворение, хорошо выстроенные диалоги и замечательная мысль о взаимопонимании людей.
И ещё одна работа автора.
***
Ирина Валерина. Пчёлы
У прадеда были дети. Сначала их было много,
но к возрасту патриарха остались лишь дочь и сын.
У прадеда были пчёлы — он был для них добрым богом,
и часто терялись пчёлы в пространствах его седин.
Младенец, без года ангел, мой брат, вызволял их смело
из дебрей колючих прядей взлохмаченной бороды,
и мама — почти девчонка — тревожилась и немела,
не зная ещё касаний прожорливой пустоты.
А прадед смеялся басом и целовал ладошку,
и пах молоком и мёдом день старшего из мужчин,
но время брело к закату, серело ничейной кошкой
и вышло совсем в итоге к полудню сороковин.
Я видела бы всё это, когда родилась бы прежде,
чем прадед мой лёг на лавку и сделал последний вдох,
но, выждав четыре года, поймал меня частой мрежей
в бездонной пучине света уже не пчелиный бог.
Нет брата, а я осталась — не лучший хранитель рода,
во мне много слов и хлама и мало родной земли,
но видела — шёл мой прадед по мостику над Смородой.
...А может, не шёл он вовсе, а пчёлы его несли?..
Люблю истории, а ещё больше люблю умело рассказанные истории. И мёд люблю, а пчел не всегда и не очень. Уж больно они непредсказуемые.
Но давайте разберёмся, что же в этом стихотворении такого привлекательного?
Почти Сказочность, почти былинность, детский взгляд на повествование, откровенность граничащая с литературным вымыслом, достоверность на уровне театральности. Всё это завораживает и умиляет. Я сопереживал от начала и до конца. После точки, захотелось заглянуть за кулисы, что же произошло дальше, что стало с этой повзрослевшей девочкой?
Такое вот послевкусие.
Спасибо автору.
***
Крафф А. Судьба
День сменяется днем,
Всё идет своим чередом.
Лишь, меня беспокоит одно,
Всё это привести к чему-то должно.
Кто- то слагает дивные сказки,
У них одни и те же персонажи.
Они скачут и борются со злом,
Обращая всё непонятное вспять.
Понимаю, что происходит кругом,
Всё становится бессмысленным здесь.
Кто-то скачет и борется со злом,
Не понимая, что происходит кругом.
День сменяется днем,
Всё обретёт свой смысл потом.
Борьба со злом без понимания происходящего, опасная затея. Можно не заметить, как окажешься на другой стороне. И поэтому, всё это, действительно может потеряеть смысл.
А вот в финале, неплохо было бы вытянуть из глубин размышлений главную мысль произведения. А мысль напрашивается такая, что нельзя оставлять на авось результат своих битв и трудов, поскольку результаты могут быть непредсказуемые.
Такие размышления, спасибо автору.
***
старухин ( петрович ) ю. п. Хранитель
Я в пустоте не ведаю покоя,
При выборе вселенной, каждый раз
Крылатый брат рождается со мною
Невидимый для посторонних глаз.
Он держит мыло в мамином корыте,
Когда мочалка жёсткая как ёж,
Он справедливость в логике событий,
Где что посеешь - это же пожнёшь.
Он знает строй сладкоголосой лиры,
Он в битве с тьмой отточенным мечом,
Он тот, кто смотрит на суровость мира
Через моё усталое плечо.
Он шепчет мне, стареем понемножку,
А иногда, в один из чёрных дней,
За краем глаз пододвигает крошки,
И делает их чуточку сытней.
Мы это проходили многократно,
Когда от ног течёт под сердце лёд,
И брат мне шепчет, нам пора обратно,
Ты мой хранитель, нынче твой черёд.
Мой жизни след затягивает пылью,
Я вроде бы держался молодцом,
Но, сзади ангел расправляет крылья.
Мой скорбный брат с измученным лицом.
Стихотворение настолько интересное, что захотелось поподробнее остановиться на образах и персонажах. Итак, рождение, как производная от многократного действия, происходит совместно с крылатым ангелом. Неплохо; тут противоречие и разрушение библейских канонов и фантасмагория физиологии. Что ж, поэт на то и поэт, чтобы разрушать стереотипы.
«Он держит мыло в мамином корыте,
Когда мочалка жёсткая как ёж,
Он справедливость в логике событий,
Где что посеешь - это же пожнёшь…» - А вот и справедливость на уровне народных пословиц. Не высокого полёта ангел, с приземленными понятиями.
Читаем дальше.
«Он знает строй сладкоголосой лиры,
Он в битве с тьмой отточенным мечом,
Он тот, кто смотрит на суровость мира
Через моё усталое плечо…»
Ангел знает, за какие струны дёргать, чтобы извлекать нужные ноты, знает как, и что сыграть, у него есть меч, для битвы с тьмой. Он знает про суровость мира и видимо наслаждается своим покровительством. А человек испытывает усталость. Почему и отчего? Не от того ли, что безволен и бездеятелен?
«Он шепчет мне, стареем понемножку,
А иногда, в один из чёрных дней,
За краем глаз пододвигает крошки,
И делает их чуточку сытней...»
А вот и подтверждение моих слов. Дары от покровителя делают человека зависимым. Ох уж эти установки на ушко…
А вот и финальные строки…
«Мой жизни след затягивает пылью,
Я вроде бы держался молодцом,
Но, сзади ангел расправляет крылья.
Мой скорбный брат с измученным лицом.»
Не оптимистичный финал, когда и человек устал, и ангел измучился. Получается, что вроде бы и не жил, а просто продержался в этой жизни молодцом.
Такой разбор, такие размышления. Но, несмотря на все эти капания, стихотворение удивительным образом западает в душу. Есть в нём и настроение, и стиль, и яркость. Особый взгляд на жизненные ситуации, особая оценка происходящего.
Спасибо, было интересно.
***
Аза Фрид. Дворник
За широким проспектом
Замерзает река.
Прячет дворник галету
В длинный рваный рукав.
И трамвайное эхо
Отдается в виске.
Друг вчера не доехал –
Выпить дворнику с кем?
На метле, в снежной массе, -
Жизни светлая даль.
Бесконечная насыпь,
Бесконечный февраль.
Дворник выметет дворик
И зайдется в мечтах.
Будто он и не дворник.
Будто он капитан.
Проплывают на льдине
Кенгуру и шакал.
Сыплет тушки пингвиньи
Антарктический шквал.
Нет ни дома, ни брода.
Ни комедий, ни драм.
Дворник прыгнет под воду
И останется там.
Прелестное стихотворение, хоть и с грустным финалом. Жаль дворника, заметённый город, тренькающий вдали трамвай и речку во льдах.
И всё же, что-то в этом дворнике есть от Лермонтовского Печорина; отчуждённость, надменность, фатальность и холодность. Уж простите за притягивание, но душа просила конфликта или дуэли, на худой конец.
Не уйти, не остаться
Где дуэльный излом,
Дворник будет стреляться
И умрёт подо льдом.
Да простит меня автор за фантазии.
Впрочем, автору виднее, как должен поступить отвергнутый и непонятый герой. Здесь будет царствовать печаль.
Спасибо за переживания.
***
Линде А. Мир засыпало снегом
Мир засыпало снегом
от шнурков до креста,
и не видно, где небо,
и не знамо, где я.
Снег засыпал и плаху
и скамью во дворе.
Снег взыскал с мира плату
распластавшись везде.
И ему нету дела
до тебя, до меня.
Стало черное белым,
стала пухом земля.
Бросим охи на вдохе,
бросим книги читать,
соберем эти крохи,
дабы прочим раздать.
Мне давно не приспело
бредить чем-то иным,
повторю неумело
«ну и я иже с ним».
Великолепный слог, хороший текст, зримые образы. Тут нет истории, нет конфликта, нет философии, как таковой, но есть восприятие окружающего мира, и принятие его, как часть самого себя.
Кстати, для справки, плаха – так называют полбревна в просторечии. Я часто встречал в Тверской области дома, полы в которых выложены плахами. Есть еще значение, как место для казни. Интересно, какое значение предполагает автор?
И ещё, строчка: «Бросим книги читать…» - привела меня в замешательство, я так и не смог встроить ее в логическую цепь. Возможно, я что-то упустил?
Надеюсь, читатель разберётся.
Спасибо автору.
***
Линде А. Двадцать шестое февраля
Двадцать шестое февраля –
сезон зимовки на излете.
В косматых буднях снег дробя,
сочится хмурый день.
Я поражен давно плашмя
стрелой минутной, многоточий
рассыпана крупа, кормя
иллюзий дребедень.
Сползает небо в полумрак
до срока затаится,
обыденность пью натощак,
стараясь всю пролить.
Я научился верить в жизнь
еще при этой жизни,
и теплится сказать «аминь»,
не смея изъяснить.
***
А вот я ещё не встречал, того, кто бы написал про двадцать шестое февраля. Не в силах припомнить, чем же так замечателен этот день погуглил, и выбрал самое нетривиальное событие: 26 февраля 1815 года - сосланный на Эльбу Наполеон I Бонапарт бежит с острова.
Затем прочитал это стихотворение заново. Интересные ассоциации возникли. Впрочем, это к восприятию произведения никак не относится.
Изысканная простота и прозрачность, вот чем мастерски владеет автор.
Спасибо.