Литобъединение: Пробирная Палатка
Дата: 23.11.18 12:31
Прочтений: 67
Средняя оценка: 10.00 (5)
Комментарии: 0 (0)
Выставить оценку
литобзору:
Резиновый Трамвай в 3D: О творческих личностях, авторских правах и амбициях
...В трамвай поэзии,
словно в собес,
набитый людьми и буквами...
...Люди в трамвай
продирались, как в рай,
полный врагов узлейших,
логику бунта не влезших в трамвай
меняя на логику влезших.
(Евгений Евтушенко “Трамвай поэзии”)
Мильоны — вас. Нас — тьмы, и тьмы, и тьмы.
(А.А. Блок “Скифы”)
Мог ли мудрый Евтушенко предполагать, что его шутливые строчки обретут новую жизнь и идея государственного собеса начнет овладевать массами обездоленных мастеров пера.
Manifestus ante faciem populi
“Не занимайтесь творчеством! или Манифест-обращение ко всем Творческим Людям“ (http://www.litsovet.ru/index.php/material.read?material_id=559370)
С таким громким воззванием, граничащим с криком израненной души, обратилась одна не признанная должным образом поэтесса ко всему пишущему сообществу. Не откликнуться на него было бы не только некрасиво, но и недальновидно: так ведь недалеко и до исключения из славной когорты творческих людей. Поэтому, заступив на очередное дежурство по “Пробирной Палатке”, первым делом разложил сей документ на столе и приступил к анализу содержимого на предмет извлечения общественной пользы.
Манифест внешне выглядит весьма солидно и содержит признаки научного трактата. Цель которого - обозначить ряд проблем, сопровождающих авторов в их стремлении получить не только моральное, но и материальное удовлетворение от результатов своих творческих усилий. Задача, несомненно, благородная и привлекательная. Но что же покажет вскрытие?
Ограничившись определением творчества из трудов Николая Бердяева, уважаемая госпожа Даннаис Дде Данден (далее для краткости 3D) права, поскольку в нём смысл творчества определяется как способность творца удовлетворить человеческие потребности в пище духовной. “Умри, Даннаис, лучше не напишешь”.
Оттолкнувшись от этой бесспорной, но в то же время весьма философски обобщающей истины, 3D переходит к описанию жизни и судьбы творческих людей в нашем обществе. Признаться, ранее не доводилось сталкиваться с таким темпераментным изложением социологических проблем в потоке спорных логических рассуждений.
Отделив в восприятии читателя группу публично признанных творческих индивидуумов от непризнанных, 3D относит к первой категории “массу, количество, которой не переходит в качество”. Наверное, можно согласиться с тем, что “многие из них достигли тех мест отнюдь не своим творчеством!”, ведь продвинуть в народ свое творение в условиях жесткой конкуренции весьма и весьма непросто. Но заслуживают ли участники этого процесса огульного обвинения в недобросовестности? Допускаю мысль, что “проклятьем заклейменными” оказались, в первую очередь, деятели шоу-бизнеса, предметом творчества которых является, преимущественно, открывание рта под фонограмму. Это не про нас, потому и спорить не буду.
Что же касается обделенных вниманием общественности, то они, по мнению 3D, “оказываются выброшенными в реалии жизни – без средств, без крова, без возможности самовыражаться”. Сильно сказано, не правда ли? Оказывается, реалии жизни застают людей творческих врасплох в тот самый момент, когда из под их перьев вот-вот должно проклюнуться нечто, “удовлетворяющее многообразным потребностям человеческой жизнедеятельности”. Я-то, грешным делом, представлял встречу с оными реалиями еще на пороге роддома.
Поморщился рецензент от пассажей, где 3D с откровенным пренебрежением пишет об “обычных гражданах”, которые занимаются рутинной повседневной работой, как о людях “второго сорта”. Как будто не ими созданы все вещи, которые окружают людей творческих. Себя она, безусловно, относит к тем, кто создает вечные ценности и кто нуждается в особом подходе только лишь потому, что смотрит на мир иначе, чем “среднестатистический” человек. Прикинем, сколько инаковидящих бродит, аки Брейгелевские слепцы, по необъятным просторам нашей многострадальной родины.
Для справки. На 22 ноября 2018 года только на портале stihi.ru зарегистрировались 808,695 авторов, коими опубликовано 43,6 млн. стихов. Сдюжит ли государство, в лице бескрылых налогоплательщиков, взять под опеку всю эту армию творческих личностей? Вопрос риторический, но отвечаю: а почему нет? Если каждому дать по дальневосточному гектару... Это же сколько га будет удобрено и засеяно разумным, добрым и вечным. А главное, будущая бумага под нетленные стихи всегда под рукой.
Профессионалы своего творческого дела
Собственно, профессионалы чужого дела встречаются редко.
Мне искренне жаль тех, кто избрал литературное поприще сферой профессиональной деятельности, не получив должного признания со стороны общества. Отсутствие других источников существования ставит таких людей перед лицом серьезных испытаний, а их талант - под угрозу перерождения. Автоматизация пришла в котельные, а таджики - в дворницкие, безжалостно вытеснив с теплых мест неприметных героев литературного труда. Незавидна их судьба в 3D изображении.
Даже такому гению, как Пушкин, пришлось пройти через ряд унижений и компромиссов, чтобы сохранить себя в литературе.
Что есть профессионал творческого дела? Попробуем порассуждать.
Актером может считать себя человек, закончивший театральный ВУЗ или иное профильное учебное заведение, принятый на службу в театр или получивший роль в фильме. Писателем считается тот, кто закончил Литинститут, пишет книги, которые издаются и читаются.
Так было до недавнего времени, когда к когорте профессионалов причисляли по решению “уполномоченных на то организаций”, а непременным условием получения “входного билета” было членство в соответствующем “союзе”. Теперь каждый может на свои (или привлеченные) средства, и на свой страх и риск, снять фильм, организовать антрепризу, издать книгу, выпустить музыкальный альбом и распространить это “творение” среди широкой массы ничего не подозревающей публики. Заявив себя в качестве “самозанятого” и заплатив скромный налог с дохода (если таковой получен) или вмененный налог, такая творческая личность может претендовать на защиту государства.
Предлагать в противовес этому какую-то иную, более “справедливую” схему - наивная утопия или, извините за прямоту, откровенная глупость. Стоит только выделить творческих людей в особую, привилегированную, категорию, как само это понятие мгновенно девальвируется. Впрочем, люди, занятые исключительно собой, самозанятыми стать не поспешают.
Как же им все-таки помочь?
Что касается “легко ранимых столичной серостью”, то им впору давать бесплатное молоко за вредность. Но желательно этим и ограничиться.
Каждому - по способностям
Творческие люди - очень разные, как по уровню таланта, так и по отношению к миру и его ценностям, духовным и материальным. Говорить столь категорично о них и, тем более, от их имени - это смелость, граничащая с наглостью. Мы можем только догадываться, какими усилиями один творец старается отгородиться от материального мира и его притягательных ценностей, и, наоборот, сколько усилий прилагает другой, чтобы эти ценности заполучить.
И вот здесь, в этой точке сфокусировано основное диалектическое противоречие.
Является ли жажда признания, славы естественным состоянием творца, но при этом вторичным по отношению к самому процессу творчества, или они выступают основным стимулом оного? В последнем случае им движут и более меркантильные, а иногда и корыстные мотивы, ничем не отличающиеся от мотивов обычного члена общества потребления.
В эпоху стремительного роста возможностей информационных технологий и могущества масс медиа в формировании так называемого “общественного мнения”, нет ничего проще, чем вознести в одночасье одну творческую личность или ее творение, или, наоборот, низвергнуть с пьедестала. Этим занимаются специально обученные люди, многие из которых обоснованно считают себя творцами. Их усилиями во многом мы обязаны такому уродливому явлению, как “негативная популярность”.
Новые возможности притягивают и все возрастающее число желающих ими воспользоваться. Хорошо это или плохо, не берусь судить однозначно, но и игнорировать сей факт нельзя.
Соблазненные кажущейся легкостью продвижения своего “детища” в социальных сетях и интернете, многие творческие личности получают искаженное представление о признании и адекватности оценки своего таланта. Полученные “лайки” от многочисленных “друзей” и “подписчиков” нельзя считать “токенами”, легко обратимыми в деньги. Рискну предположить, что если бы за поставленный “лайк” списывался хотя бы один реальный рубль, многие популярные личности были бы крайне удивлены скудостью материального вознаграждения от поклонников.
Психея - материя тонкая
Согласен с 3D на сто процентов, что безудержная тяга к творчеству (не путать с просторечным графоманством) - это вид психического расстройства, и что пристрастие к алкоголю и наркотикам часто сопровождает творческих личностей на их тернистом пути (добавлю: особенно - в периоды творческого застоя и неудач).
Не буду комментировать вдохновенные пассажи 3D в отношении рано ушедших из жизни творчески одаренных индивидов. Их, пассажей, гражданский пафос впечатляет. Ограничусь лишь цитированием уважаемого мною поэта-гражданина.
“Алкоголиками, бабниками или даже, чем чёрт не шутит, мошенниками писатели становятся только тогда, когда им не пишется. Это само по себе страшный стресс, и компенсировать его любыми другими занятиями не получается. <…> и то же происходит с молодой поэтессой Никой Турбиной, выпрыгнувшей из окна после десяти лет депрессии, и сколько ещё народу спилось или скурилось, чувствуя иссякание персонального кастальского ключа, — не перечесть”.
(Дмитрий Быков “Где пророк, там и пророк” «Известия», 27.09.2007)
Мои личные наблюдения, однако, показывают, что часто “люди богемы” ярче видит и болезненней ощущают несправедливость в отношении собственной личности, нежели общества в целом. Последнее качество присуще “интеллигенции”, среди которой присутствует, конечно, и творческая, но лишь в какой-то части.
Плавный переход данного “Манифеста” с общетеоретической на сугубо личную стезю красноречиво свидетельствует об уязвленном самолюбии и гипертрофированном честолюбии “жертвы режима”.
В чем заключается процесс “уморения” пишущего автора? Да всего лишь в игнорировании его творений (которые, будучи, несомненно гениальными, “удовлетворяют многообразным потребностям человеческой жизнедеятельности…”). Да еще в незаконном присвоении выгод со стороны бесчестных плагиаторов и бесплатном потреблении духовных ценностей обывателями - при попустительстве государства.
Ай-яй-яй-яй-яй - украли песню: Правовой ликбез
Здесь мы переходим к изложению основной части “Манифеста”, где удивительным образом перемешаны правовая неграмотность и обида на общество, включая причастных и непричастных.
Суть претензий 3D заключается в том, что “у людей-творцов, нет никаких прав на собственное детище, на часть себя”. И это неправда.
Великое заблуждение - считать, что государство призвано защищать интеллектуальную собственность конкретного индивида осуществлением некоторых действий в его пользу, включая разъяснения. Ну, как, например, органы прокуратуры реагируют на заявление гражданина о нарушении законодательства.
Некоторые популистские акты могут способствовать укоренению и распространению такой иллюзии. Можно, например, пожаловаться на бездействие чиновника во время “прямой линии Президента” и - о, чудо! - вот уже проштрафившийся изгой, судьбу проклиная, пакует чемоданы. С таким же успехом можно писать письма Деду Морозу: это успокаивает.
Государство, выражаясь формальным языком, должно создать законодательную систему и заботиться о должном функционировании правоприменительных и правоохранительных механизмов. С самого же индивида никто не снимает обязанности должным образом оберегать и защищать свое имущество и права.
Незнание законов не освобождает 3D от моральной ответственности за их неверное толкование. Никакое постановление Верховного Суда не лишает автора неотчуждаемого права на принадлежащее ему творение.
Речь в упомянутом 3D “Постановлении” идет о запрете распространять книгу "Маугли" серии "Наши любимые мультфильмы", при оформлении которой в переработанном виде использовались персонажи известного советского мультфильма. Издательство заключило договор с наследницей художника, создавшего рисованные персонажи, считая, что тот обладает исключительным правом на них. Оказалось, не обладает и вот почему.
Суд по интеллектуальным правам указал следующее.
“Согласно положениям части 1 статьи 486 ГК РСФСР, авторские права на мультфильмы, созданные до 03.08.1993 (до вступления в силу Закона об авторском праве и смежных правах), в том числе на их персонажи, принадлежат предприятию, осуществившему их съемку, то есть киностудии (ее правопреемнику)”. При этом в силу части 3 данной статьи, у физических лиц, участвовавших в создании мультфильмов в тот период (автора сценария, композитора, режиссера-постановщика, главного оператора, художника-постановщика и пр.), отсутствуют исключительные права на эти произведения и их персонажи. За ними сохраняются личные неимущественные права.
В основе этого решения лежит вполне понятная логика.
В случае коллективного творчества (фильма) создается сложный объект права, в котором существуют и защищаются отдельно права основных участников процесса. Каждый из них вступает в договор со студией, где эти права подробно оговорены, включая условия отчуждения. Если этого, по какой-то причине не было сделано, возникает почва для конфликтов и коллизий.
До 1993 года отношения “творца” и ”продюсера” в рамках госпредприятия были законодательно не урегулированы, поэтому каждая из сторон вольна трактовать возникшие новые правоотношения в свою пользу. Потребовалось внесение изменений в Гражданский Кодекс, а потом и вмешательство Верховного Суда, чтобы внести ясность в эту непростую ситуацию.
Всем хорошо известно, что после распада СССР и дикой приватизации государственных брендов, именно права киностудий, в том числе знаменитого “Союзмультфильма”, оказались наиболее незащищенными, в отличие от прав многочисленных наследников, включая “детей лейтенанта Шмидта”. В этих условиях высший судебный орган принял “соломоново решение” - оставить исключительные права на произведение (в том числе, извлечение прибыли) за предприятием, а личные неимущественные права (то есть, простым языком - славу и почести) за авторами. Хочу подчеркнуть, что речь идет только о творениях, созданных в эпоху “правового вакуума” в области интеллектуальной собственности.
К сожалению, авторы, “творцы”, сами охотно (или в силу необходимости) априори продают права на свои детища тем самым “акулам”, спонсорам, агентам в лице издательств, киностудий, продюсерских центров и пр. После же того, как усилиями этих “коммерчески ориентированных“ субъектов творение “раскручено”, приобретает популярность и приносит прибыль правообладателю, в творце просыпается авторский инстинкт, сожаление в том, что “продешевил”. Ну, аккурат, как Настасья Петровна Коробочка, задешево уступившая странный товар заезжему проходимцу.
Доброхоты при этом сыплют соль на раны и вовсю трубят о несчастном облапошенном гении. Где все они были раньше, когда творение отчаянно пыталось пробиться на свет? Ах, да, они же ставили фейсбучные “лайки”.
Глубоко уязвленная в самое чувствительное место, 3D не оставляет камня на камне и на госструктурах, которые нагло попирают авторские права, используя лазейку в законодательстве.
Как я понимаю, речь идет о ст. 1274 ГК РФ “Свободное использование произведения в информационных, научных, учебных или культурных целях”, которое гласит следующее: “Допускается без согласия автора или иного правообладателя и без выплаты вознаграждения, но с обязательным указанием имени автора, произведение которого используется, и источника заимствования...”. Далее следует перечень разрешенных форматов и указание конкретных целей, в которых допустимо применение этого положения - надо четко их различать.
Как видите, о “лишении славы” и варварском попрании авторского права речи не идет. Скорее, о дополнительной рекламе авторского произведения, что, по идее, должно восприниматься с энтузиазмом.
Представьте себе ситуацию, когда учебное пособие по современной литературе, содержащее отрывки из произведений и продаваемое по цене ниже себестоимости, сопровождалось бы выплатой роялти в пользу авторов.
Хочу заметить, что восстановление “поруганной чести” в виде нарушения авторских прав, происходит преимущественно в суде. При этом бремя доказывания возлагается, как известно, на истца. Дело это хлопотное, затратное и, увы, часто безнадежное в силу правовой безграмотности истца и его заблуждении в том, что его “справедливая” позиция не нуждается в доказательствах.
Прежде всего, потому, что в области литературного творчества нельзя получить “патент” на публикацию в виде так называемого “копирайт”. Автор может сколь угодно ставить сей магический знак в конце своих творений и даже получать некое “подтверждение о публикации” с литературного сайта. Ничего, кроме самоутешения, этот знак не дает и с юридической точки зрения, ничтожен. И даже получение пресловутого ISBN — это международный номер бумажной или электронной книги - будет подтверждать лишь факт издания книги в одном из издательств и ее внесение в международную базу данных. Разумеется, ответственность за “патентную чистоту”, то есть отсутствие плагиата, никакая редакция на себя не возьмет, а возложит на автора.
Не зная конкретных деталей проигранного дела, на которое ссылается 3D, трудно с уверенностью судить о недобросовестности лиц, извлекших выгоду из заимствования чужого произведения в “общеобразовательных” целях. Но, скорее всего, ответчик грамотно сослался на положения закона, которые имеют “обратную силу”, то есть могут быть распространены и на правоотношения, имевшие место в прошлом.
Скорее всего, истец требовал не только восстановление авторства (уверен, это требование было удовлетворено), но и возмещение материального (плюс, возможно, морального) ущерба, обосновать сумму которого затруднился.
Что ж, можно только посочувствовать раздосадованному автору, упустившему в прошлом аналогичную возможность заработать денежку (“Не продается вдохновенье, но можно рукопись продать....”).
Что же из всего этого следует?
“Следует жить, шить сарафаны и лёгкие платья из ситца“. Чем по инстанциям с кружкой поэту носиться, лучше спокойно стихи для потомков строчить.
Вспомним еще раз Евтушенко, повисевшего и на буфере, и на подножке трамвая поэзии в эпоху, когда люди бредили стихами. Чего уж говорить о нас с вами, грешных рифмоплетах.
“...Я с теми,
кто хочет в трамваи влезть,
когда их туда не пущают”.
Только оставим в покое государство, ведь государство - это мы!