Литобъединение: Живой Звук
Конкурс: Заповедная вотчина, доля твоя
Дата: 22.09.18 20:29
Прочтений: 90
Средняя оценка: 10.00 (4)
Комментарии: 2 (3)
Выставить оценку
литобзору:
Дактиль
Опять начнем с Гумилева, это дело стало традиционным: «Дактиль, опираясь на первый ударяемый слог и качая два неударяемые как пальма свою верхушку, мощен, торжественен, говорит о стихиях в их покое, о деяниях богов и героев».
Действительно, дактиль «мощен и торжественен». Но… Но при всей своей мощи, допустим, четырехстопный дактиль стремиться развалиться на две части. Это вполне устраивало сочинителей в 19 веке («Вырыта заступом яма глубокая», «Утро туманное, утро седое». Хотелось в перечень включить «Были когда-то и мы рысаками» из-за любви к романсу, да не проходит. Тогда хотя бы просто вспомним).
В 20-ом веке с этим явлением стали бороться путем удлинения строки еще на одну стопу. Конечно, и пятистопный разваливается, но иногда по схеме 2+3 стопы, иногда 3+2. Поэтому в пятистопном не возникает монотонности из-за почти симметричных полустиший. Шестистопный дактиль уже гекзаметр, о нем не будем.
Трехстопный дактиль по числу слогов равен четырехстопному хорею. Но информации в строке меньше, так как дактиль использует более длинные слова, а таких в строке, ясное дело, будет, как правило, не больше трех. Хорей более универсален, в нем может быть 4 и даже более слов. Теоретически может быть и одно, но это уже изыск.
Двухстопный часто используют для создания псевдонародного стиля:
«Золото, золото
Сердце народное!»
Одостопный уже казус: то ли дактиль, то ли хорей с дактилическим окончанием.
Но ни трехстопных, ни двухстопных, ни одностопных дактилей на данном конкурсе не представлено. Я о них сказал как бы по инерции. Посмотрим, что есть.
Посмотрим, что нашему вниманию «о деяниях богов и героев» предложит в «Патриотических раздумьях» г-н Щербединский.
Осень. Сентябрь. Не жарко, но солнечно, сухо…
Тихо, уныло… Скучаю в квартире один…
Гнёт тишины разрывает внезапно и глухо
шелест колес, проносящихся автомашин.
Странно затих дом-ковчег мой панельно-этажный,
будто уснули все разом соседи-жильцы.
Или о жизни российской задумались каждый:
как им свести в перспективе с концами концы?
Выборы скоро, пора призадуматься люду,
жить никому нелегко на просторах страны,
выбора… нет, но так верится в русское чудо,
русские люди всегда были верой сильны.
Верой и правдой, и духом высоким и крепким,
духом, что сплачивал нас в срок годины дурной,
время пришло для единства, сплочения, сцепки,
Запад опять ополчился «холодной войной».
ми сманили всех тех, кто был «нашим»Силой, деньга
в «красном соцлагере» стран под крылом эСэССэР…
жаль, развалился Союз, от фашизма мир спасший,
трудно нам стало беречь свой российский размер.
Много степей и лесов в нашей вотчине дикой,
много ещё недр с богатствами, гор и пустынь,
рек и морей, омывающих земли великой
русской Отчизны, её островов и твердынь.
Наши народы с извечных времён непохожи,
вер самых разных и разных систем языков,
вкусы, обычаи, взгляды, обряды несхожи,
но отстояли страну от налёта врагов.
Вновь отстоят ли?.. Не знаю… Надеюсь, что встанут,
как в сорок первом, живой неприступной стеной,
чтоб защитить и разбить в пух и прах басурманов,
жаждущих насмерть разделаться с нашей страной,
алчущих нас разорить, разделить, уничтожить,
чтоб не мешали весь мир им подмять под себя,
мир всех людей, наш прекрасный и единобожий,
нагло, безжалостно, с выгодой… и не любя.
Выборы скоро, пора призадуматься люду,
как будем жить на просторах великой страны?
Выбора нет… Всё же верю я в русское чудо,
русские люди всегда были верой сильны!
Пятистопный дактиль интонационно явно распадается по схеме 2+3. Это самый распространенный способ «борьбы» с длинной строкой. Строгой цезуры тут, конечно же, нет, но «передых» после двух стоп очевиден: в каждой строке автор как бы дополнительно делает полувздох.
Небрежностью кажется вот эта нелогичность: в первой строке «сентябрь» состоит как бы из трех слогов (в соответствии с заданным метром – «сентябОрь»), а вот «недр» - слово односложное. Почему здесь «р» лишена возможности слогообразования? Раньше-то было.
Г-н Линде посвятил «Сергею» следующий дактиль:
Стелешь молчанием взбитую пыль пересудов.
Скоро того и гляди взмоют стаи вестей.
Определись для себя: ты Христов, ты Иудов,
пепел улыбки ехидной не мешкая сбей.
Ну-ка, живей…
Перечитай и порви, что забыл не упомнить.
Скоро чернила зальют в мягкий лед января,
там перебродят они, черным ядом маня.
Истина склонна опять заселить катакомбы,
дерзость такую оставив себе на века.
Пыль в облаках…
Ты выбираешь мечты перевязывать раны.
Скоро натянется нерв долготы на часах,
короток путь от осанны обратно до манны.
Зло и любовь свое место займут на весах.
Помнишь, а раньше казалось красивое краше,
но натрубился горнист, достучал барабан,
без полумер полупуст, полуполон стакан,
наше оно и в вражде одинаково наше.
Тяжесть воды перевесит сомненья всегда.
Слепит звезда…
Так выбирай и займи поскорей свое место,
без перегибов и дат обрядись цветом дня,
вымеси круто и взбей проклятущее тесто,
в нимбе испарины, голову в думах клоня.
Взор не сводя…
Вообще-то красивый размер. Двухстопная строчка в конце каждой… почти каждой строфы – очень хороша. Мне нравится ритм. Эти «подвешенные» две стопы позволяют нанести пощечину или заострить мысль. Они – как жало на стреле строфы.
Хорошо, что эти два дактиля – Щербединского и Линде – оказались рядом. У г-на Щербединского, как я уже говорил, дополнительный «полувздох» после первых двух стоп, а у Линде значительно чаще – после первых трех. Да, не всегда, но так часто, что можно говорить об этом как о тенденции.
Разумеется, не будем утверждать, что 3 лучше, чем 2, и наоборот. Разве что выскажем следующее предположение: 3 стопы говорит о более мощных легких или о желании быстрее высказаться, выкричаться – освободиться от мучающей мысли, быстрее донести ее слушателю; экспрессии хоть отбавляй. А 2 – о вкрадчивости, о желании быть лучше выслушанным и вернее понятым.
Снова вспомним Гумилева: «Дактиль… говорит… о деяниях богов и героев». В общем-то, в стихах г-на Щербединского так оно и есть. К сожалению, автор часто использует общие фразы, что снижает качество представленного им стихотворного материала. У г-на Линде говорится если не о «богах и героях», то о побуждении к героике.
Вот чтобы это значило: всего два дактиля на целый конкурс? Типа: ничего героического сейчас таки не видно. Можно помечтать таким образом: стихийно, этак ненароком, размеры отражают настоящую мировую ситуацию. Все бы хорошо, но только при условии, что Гумилев был безусловно прав в своих сентенциях. Я люблю стихи Николай Степаныча (сейчас уже скажу: некоторые стихи Н.С.), но на предмет характеристики дактиля имею смутные сомнения.
И при всех сомнениях должное Гумилеву отдать необходимо: он четко видел связь между метром и тематикой и имел завидную смелость формулировать свои наблюдения, не растекаясь в многословиях и уточнениях, противоречащих основной тезе. Наверное, он говорил очень правильно, но им сказанное касалось только его стихов.
С уважением
П.Р.