Меню сайта
Логин:
Пароль:
Напомнить пароль
Литобъединение: Живой Звук
Конкурс: Открытый Конкурс Литсовета «Мастер». Второй сезон
Дата: 15.05.18 15:11
Прочтений: 100
Средняя оценка: 0.00 (0)
Комментарии: 1 (1)
Выставить оценку
литобзору:
Инда взопрели озимые
«Инда взопрели озимые. Рассупонилось солнышко, расталдыкнуло свои лучи по белу светушку. Понюхал старик Ромуальдыч свою портянку и аж заколдобился».
Понятно, с какого текста я начну обзор. Но есть необходимость в предварительных замечаниях. А они таковы:
Иван Терентьевич написал прекрасные обзоры. Но тут как раз тот случай, когда обзоры не следует читать прежде написания собственных. Потому что единственное, что можно сказать: согласен с ним во всем почти по всем пунктам. Нет необходимости в протоколе согласований. Правда, конечные оценки у нас все же разные. Вкусовщина, что поделать. И вдруг в обзорах я не повторюсь, а скажу о том, что И.Т. не то чтоб не заметил, а пренебрег ради краткости.
Итак: «Инда взопрели озимые…», рассказ «Донды» 2-7.
Сказ в русской литературе появился давно. Самый известный писатель, который им широко пользовался – Лесков. Гоголь в «Вечерах» тоже блистал в этом жанре, но по времени он от нас далековат, и потому кажется, что именно так Гоголь и говорил – то есть при чтении нет ощущения воспроизведения автором речи постороннего рассказчика.
Казалось бы, нарочитое воспроизведение - это как раз минус. Может, и так, но есть еще вот такой аспект: при воспроизведении видно «ядро» слова. Допустим, диалектизмы демонстрируют историю языка, а звукоподражательные вещи (Аболон Полведерский) иронично, но очень точно характеризуют социальную среду рассказчика. То есть талантливый сказ – это высокое искусство филологии. Бывают у сказа и другие задачи; например, автор хочет убедить читателя в достоверности изложения и (типа) воспроизводит все в протокольной точности.
Что есть в «Дондах» (или в «Донды»)? Сперва я был оглушен обилием незнакомой лексики и счел текст сказом. Присмотревшись, увидел, что «незнакомцы» – только существительные, остальное не выходит за рамки литературного языка. То есть у нас нет рассказчика с характерной речью и, выходит, нет сказа. Оглушить-то автор оглушил непереведенной лексикой, но больше ничего взамен не предложил. Может, любителям фэнтэзи все это нипочем, но мне было как-то некомфортно. Для романа столько новых слов, может, и ничего, но для миниатюры – явный перебор.

Новая жизнь 2-6.
Стихотворение мудро, автора понимаем. Хорошо бы еще при этом в ЗАГС не ходить. Давно пора развод сделать только заявительной процедурой. А то и браки отменить вообще, чтоб с расторжением не париться.
Шучу, конечно. Брак – это ответственность, а не хочется отвечать – так не стоит загружать лишними делами работников ЗАГСа.
Пожалуй, это все, что могу сказать об этом тексте. Хотя нет: второй катрен без рифм выглядит вполне естественно – ну, не срифмовались люди по жизни, а обоюдное согласие до того неподдельное, что нет нужды это дело подчеркивать рифмами.

Конец начала. 2-5
Вообще-то серьезный атеизм приятнее, чем наставление семидесятилетних к юношам: «Не прелюбы сотвори». Вот тут не хочешь, а станешь атеистом. Ну, не атеистом, а врагом лицемерия. В остальных случаях атеистические рассуждения могут быть забавными, но только и всего.
Ну вот что это такое: «Простите, а всегда – это сколько? 5 миллиардов лет? 100? Не фига - 14. Более старших проявлений не зафиксировано. Не существует. А как можно исследовать несуществующее? Итак, Бога как высшей иррациональной воли не существует»?
Неужели это может быть аргументом? Впрочем, автор это понимает и завершает опус тезисом о выгоде быть атеистом.
Выгода – вещь понятная, но скучная.
Итак, всю жизнь проскучать? Не выгодно как-то, в жизни бывают презабавные кульбиты.
Но ведь тут автор опять шутит. Вот тебе и серьезный атеизм.

Парк аттракционов. 2-4
Приятно читать хорошую придумку. Всегда было интересно узнать, как автору удается это делать – придумывать. Но в данном случае сперва захотелось понять, почему Глазго, почему Крентон, Бэтти… Вроде бы, в округе нет таких.
Насмотревшись детективом, понимаешь, что сперва надо понять мотив написания. Задача подобных текстов – повысить самооценку читателя; ему предлагается не понять какой-то аспект бытия, а худо-бедно справиться с головоломкой. Причем с особым изыском ни о чем читателя не предупреждать.
В шахматах есть задачки, а есть этюды. Задачка – это единственный путь, достигаемый за определенное количество ходов. Этюд – это обнаружение верного пути к выигрышу, а с числом ходов уже не важно. В моем понимании фантазийные тексты – задачки, реалистические – этюды. Задачки более формализованы, в них правильными часто являются самые дикие ходы, потому что их основой являются формальные свойства фигур, а не бережливость человеческой логики. Вот от избытка формализма тут и Глазго, и Крентон – это своеобразное предупреждение, что автор голову заморочит. Не успеешь вздохнуть с облегчением: ах, так это мнемошлем, как поступает новая вводная.
Бывают короли шахматных задачек. Помню Ллойда. Налицо новый Ллойд, уровень высокий.

Нечеловеческий фактор. 2-3
А вот этот текст, по моей шахматной терминологии, - этюд. Здесь само тело текста имеет не вспомогательную функцию; оно само по себе представляет определенную ценность. В задачке фигуры расставлены так, что не возникает и мысли в естественном возникновении данного положения – это не хорошо и не плохо, это всего лишь такой жанр. А этюд красив своей естественностью.
Повторюсь, а то будет казаться, что критиканствую: это разные жанры, и у каждого есть свои преимущества и красота. Только они разные, преимущества эти.
Конечно, загадка практически всегда есть в любом тексте. Но в фантазийном используются соответствующие фантазийные средства, для чего необходима незаурядная фантазия, а в реалистичном нужны:
- и юмор (Например, утренним «А ну-ка, вставай!», дневным «Где шлялся?», вечерним «Опять нажрался, как свинья!» и ночным «Совсем малахольный что ли?»),
- и история (Она-то и предложила мне матрас с кроватью, впустив в небольшой, но все-таки дом…) – то есть не ссылки на типичные события, а достаточно интересная история – или хотя бы достаточно интересно рассказанная история. Чтоб читатель не бросил занятия, к которому призван – читать.
Что труднее – фантазировать или из жизненных мелочей делать конфетку - не знаю. Вот скажу: реализм мне ближе – а ведь, как читатель, отдам предпочтение «Мастеру и Маргарите», а не, допустим, «Барсукам» Леонова или даже «Вору». Получается, что «ближе» сочинителя и «ближе» читателя – совершенно разные «ближе».

Такая жизнь. 2-2
Вот по этому рассказу хорошо видно, что текст готовился к конкурсу.
Выполнено ли конкурсное задание? Выполнено, великолепно выполнено, на пять. Но сама история-то сомнительная. Не в плане ее достоверности – в жизни всякое бывает, а в плане… Ну, катарсиса тут нет и быть не может. Нет очищения страданием; есть верхоглядство в горе.

Конец света. 2-1
Стихи задорные, ироничные. Да что там – блестящие стихи. Вот, а что не то?
Ерничать на тему конца – так это вроде как рассуждать о пользе голода за жирным обедом. Несостыковочка-таки.
Я не к тому, что есть запретные темы для ерничества. (Хотя есть, но не здесь об этом.) Я к тому, что, чем серьезнее объект, тем легковеснее смех возле него. Это не шутовство возле короля, это даже не клоунада перед базарной толпой. Самое близкое, с чем сравнить: КВН в реанимации. Да и то не так.
То есть смех не везде уместен. А чем он неуместнее, тем он легковеснее, дешевле. Вот у нас на глазах чистое золото настоящего юмора превращается в придорожный песок.

Ну и наконец: «Провинциальный выпускной».
http://www.litsovet.ru/index.php/material.read?material_id=548844)
В прошлый раз, в зимний сезон, я предложил «Звенящее слово». А вот к этому этапу был сочинен «Выпускной». Так как я позволяю себе в обзорах иногда выражаться достаточно резко, то имеет смысл подставить под огонь критики конкурсантов и свое творение. Его основная броня в том, что оно не может участвовать в конкурсе и, соответственно, не участвует. Сам бы я, как жюрист, далеко бы его не пустил: автор хоть к теме и подошел, но акцент сделал совсем на другом.

С уважением
П.Р.

litsovet.ru © 2003-2018
Место для Вашего баннера  info@litsovet.ru
По общим вопросам пишите: info@litsovet.ru
По техническим вопросам пишите: tech@litsovet.ru
Администратор сайта:
Александр Кайданов
Яндекс 		цитирования   Артсовет ©
Сейчас посетителей
на сайте: 475
Из них Авторов: 29
Из них В чате: 0