Литобъединение: Укрстихопром
Конкурс: Открытый Конкурс Литсовета «Мастер». Второй сезон
Дата: 12.04.18 13:50
Прочтений: 109
Средняя оценка: 8.00 (1)
Комментарии: 2 (0)
Выставить оценку
литобзору:
Авторлэн гажано
Донды. 2-7
Авторлэн гажано! Тау тӥледлы милемын ӵош ортчытэмды понна просветительский ужъёс…
Звиняйте, если что не так, Яндекс переводил – сами мы не местные. Люди мы темные, а потому айшетов, чеберин, воргоронов и мурток (муртков?) понимаем, конечно, но так, слабовато. Хотя… Вы правы, это наши проблемы.
А проблемы (и достоинства!) этого произведения – о них ниже.
Что не понравилось.
Первое. Любимый термин искусствоведов: «безыскусный в своей простоте». Да, настоящее время, а’ля «скрипят телеги их вполуночи, словно лебеди кричат распуганные», только существенно упрощенное: «Всходящее солнце вспыхивает во множестве зеркал. Чеберины хорошатся, наводят румянец, правят брови, губы. Шуршат наряды, звенят височные подвески, поблескивают бусы». И тут же прошедшее время «Донды неспешно спустился, вышел из крепости» И опять, впритык просто, настоящее: «Его замечают, кланяются». Этот переход из одного времени в другое – ведь не просто так, он зачем-то? Автор ведь что-то хочет подчеркнуть, выделить, заострить наше внимание, подготовить нас к чему-то этой аритмией? Наверное, кто-нибудь сможет на этот вопрос «зачем» ответить, а я вот не могу. Аритмию ощущаю, связанные с ней неудобства чтения – тоже… Дорогой автор, зачем Вы мне сделали неудобно читать?
Второе. В российской литературе есть определенные, как бы их назвать… «маркеры халтуры». Те сочетания слов, которые от частого употребления замылились настолько, что стали объектом насмешек еще в середине XIX века. Извините меня, любезный автор, но «твердеют соски» - это один из таких маркеров, в современной литературе эти слова употребляются разве что для подчеркивания иронического отношения автора к собственному тексту «Поцелуй опьянил, и в теpновнике что-то запели. / Ее гpудь напpяглась от желанья, соски отвеpдели. / Сеpебpились фонтаны, над ними стpекозы летали. / «Мам, я какать хочу!» — эх, детишки, весь кайф обломали» (с) – величайший поэт современности. В принципе, есть еще пара-тройка мест, где примерно такая же банальность свои ушки высовывает, хотя и не так явно.
Что понравилось
Переходы в стилистике. Когда речь идет от мужчины-воина, князя Додны. Краткие, лаконичные предложения: те же выше цитированные «**** Чеберины хорошатся, наводят румянец, правят брови, губы. ****», объединенные в небольшие абзацы. Экономим на всем – на букве «о» в восходящем солнце, на прилагательных, «существительное – глагол – запятая – существительное –глагол». Жестко, веско, прочно.
В восприятии красавицы Эбгы: «Пислэг смешливая, скуластая, глаза большие, черные. Жакы с застенчивым румянцем на круглых щеках, улыбка добрая и тихая». Вроде и та же лаконичность, та же интонация, но – появились прилагательные и сразу же заиграло все по-другому! Это хорошо, это здорово!
Что осталось под вопросом.
Собственно, в конкурсе «Сказки народов мира» уже говорил о неком идиотизме, присущем большинству сказок и легенд. Дед бил-бил, баба била – все яичко разбить пытались, не получалось. Мышка хвостиком махнула, все срослось, итого «плачет дед, плачет баба». Перке, как говорят наши итальянские партнеры? По большому счету, похожее ощущение осталось и от этого сказания. Ну, барышня добилась своего – вышла замуж за принца с хорошим именем «Зуй». И кто она после этого? Девица-красавица, все преграды на пути к любимому преодолевшая? Василиса Премудрая, будущая правительница великой империи «Dondu Prima - Ebga Secunda»? Тварь хитропопая, всех цинично кинувшая «Пусть мой ребенок родится мертвым, если вру»? Нет ответа… Собственно, как и в «Курочке Рябе». Да, это специфика народных сказок – рассказываем некую веками отточенную повесть, за века эти эмоциональное отношение к себе утратившую, некую квинтэссенцию народной мудрости, в осмыслении не нуждающуюся – ложится она кирпичиком в сознание ребенка и лежит там себе, формируя основы его мировоззрения…
Но вот мне лично авторского отношения ко всей этой истории очень и очень не хватает. Конечно, в лоб это не решается, это должно быть где-то как-то спрятано, замаскировано, «на тоненького». Впрочем, может и есть оно, только я его не почувствовал. Я бы поставил этой легенде 6 баллов, впрочем, перспектива у нее есть.
Слова и рёбра. 2-8 и Среди стихий Земных и вечных. 2-9
Оценка – 2. Это если как в советской школе из пяти баллов. А из десяти 3 или 4. Наверное, можно было бы объяснить эту позицию, аргументировано ее обосновать, но… Кому это интересно? Да простят меня авторы, ей-богу, время на это тратить жалко.