Литобъединение: Joker
Конкурс: Открытый Конкурс Литсовета «Мастер». Первый сезон.
Дата: 25.01.18 01:06
Прочтений: 273
Средняя оценка: 10.00 (10)
Комментарии: 4 (5)
Выставить оценку
литобзору:
«Ибо где сокровище ваше, там будет и сердце ваше...» (Матф. 6:21) Обзор № 3 от Юлии Митиной
«День открытых теней»
Как выглядит совесть?
По мнению автора рассказа, она похожа на прозрачного червячка. Очевидно, способного изворачиваться.
Название – симпатичный, кстати, перифраз - указывает на то, что речь пойдёт о теневой стороне жизни социума. Однако не в прямом, а переносном смысле. Метафора, которой воспользовался автор, довольно наглядна: операция на головном мозге. Рыба, как мы помним, начинает портиться с головы.
Автор предлагает нам несколько интересных и даже гротескных образов, обладающих хорошим символическим подтекстом. Скажем, "чернильное пятнышко души", блуждающей по поверхности мозга: «Никогда не знаешь, где она окажется через пять минут. Например, приближаясь к центру удовольствия - вот здесь - душа немного уменьшается в размере».
Уменьшается, значит? С чего бы это? Хороший вопрос. А поскольку большая часть удовольствий связана с наличием денег, то здесь, воспользовавшись подсказкой классика, «удваиваем внимание».
Операция по вскрытию головного мозга, призванная продемонстрировать новые технологии, проходит в присутствии журналистов. Намёк, как говорится, понят: журналистика – «вторая древнейшая» профессия. Понравились и такие авторские находки, как «похожее на крошечную куколку махаона, мумифицированное детство» («Тот случай, когда бабочка превращается в гусеницу. В старости она переползет в затылочную часть и начнет хрумкать мозг»), и метафора гербария, в котором собраны высохшие мечты. «Некоторые из них мертвы, некоторые из них доведены до неподвижности и изящности открыток». Особенно печален образ отгоревшей любви, предстающей в виде жалкой горстки пепла. «Это любовь пациента. Один раз вспыхнула, как бумажная роза, и сгорела. Еще может согревать сосуды».
«Но он уже больше никого конкретно не полюбит. Разве что весь народ». Вот! Истинные ценности в силу ряда необратимых обстоятельств, постигших пациента, превращаются в фальшивые. «Разве что весь народ» - это уже не ирония, а сарказм.
И, наконец, прямой выход на тему денег: «А вот зеленая бородавка в лобной области - это любовь к деньгам. Маленькая опухоль, она может оказаться злокачественной и годам к сорока вырасти до размеров речной жабы». Жаба – это, вообще-то, жадность. Браво!
«…Ах, вот и она! - Хирург Белинский изящно вытащил пинцетом из глубины мозговых складок маленького прозрачного червячка. Червячок шевелил хвостом и выглядел обеспокоенным».
«Хирург Белинский бросил прозрачного червячка в ведро к прочим отбросам и начал прилаживать на место черепную кость, как верхушку срезанного арбуза».
Вот так-то. Совесть - отброс. Она мешает тем, кто живёт в системе ненастоящих жизненный ценностей, чья «зелёная бородавка в лобной области» оказалась злокачественной жабой, кто не способен на великодушие, бескорыстие. И кто разве что может «полюбить весь народ»,
«- И часто ли вам приходится делать такие операции? - поинтересовался лощеный, как лакированная вошь, журналист.
- Редко. В наше время люди обычно теряют совесть естественным путем. Но перед выборами приходится работать даже в ночную смену...»
Отличный финал. Гротескно, жёстко, образно. Классный рассказ. Респект.
«Кубышки для Лёльки»
Тема истинного богатства. Рассказ по-настоящему живописен и, несмотря на печальный финал, необыкновенно светел. Автор хорошо владеет словом. Повествование насыщенно яркими солнечными красками утренней природы и зарождающегося чувства. «Лёлька стоит у калитки улыбчивая, лёгкая, в коротком зелёном платьице, за которое вчера я обзывал её лягушкой. Но сегодня она кажется хрупкой и прозрачной, и я могу поклясться, что сквозь неё видно и траву, и лес на задворках, и поднимающееся над песчаным холмом солнце».
В рассказе представлена оборотная сторона темы конкурса: вопрос о настоящих сокровищах, которые невозможно купить ни за какие деньги. Автор переосмысливает явления, косвенно связанные с проблемой денег: богатство, драгоценность, дар/подарок и, наконец, то, что можно назвать бесценным.
«Вчера мы договорились, что пойдём на ближний затон собирать кубышки. Собирать, разумеется, буду я, не полезет же Лёлька в воду, зато потом она сплетёт венок, и это станет для неё лучшим подарком на день рождения».
Любовь ниспровергает все законы экономики, поскольку она расточительна и бескорыстна по своей природе. Её богатства приумножаются благодаря совершенно иной – чувственной - «логике», она требует других «трат» - сердечных, эмоциональных, мера её «стоимости» соткана из гораздо более тонких материй.
«Лёлька смотрит на меня с восхищением, и её взгляд наполняет меня смелостью».
Вот – истинное «взаимообогащение» отношений. Чувство, способное творить чудеса. Пожалуй, только на заре настоящей любви можно понять, что такое подлинные сокровища: «Выхожу на берег, протягиваю Лёльке букет. Она берёт его, прижимает к себе как самую большую драгоценность».
Однако мир взрослых, в котором счастье зависит от денег, может запросто погубить мир отроческих сокровищ, силой вынудить жить по своим приземлённым, прагматическим законам: «Мамка говорит, у него денег много, мы теперь жить лучше будем. Теперь мы будем счастливыми».
Финал горек и прозаичен. «На следующий день мать увезла Лёльку в город, и я больше никогда её не видел".
По-моему, рассказ замечательный.
_________
P.S. Всё-таки придерусь. Небольшая стилистическая погрешность:
«— А что если и живёт? — вскидываюсь я. — Думаешь, струшу?
И не дожидаясь ответа, скидываю тапки…»
Вскидываюсь - скидываю. Слишком близко.
«Поэт и делец»
Стихотворение о том, чем отличаются два типа одарённости – талант «кропать стихи» и талант «делать деньги».
«Что бизнесмену до стихов?
Поэт – мечтатель и бездельник,
Поэт почти всегда без денег,
Предприниматель не таков!»
Две жизненны позиции, два противоположных отношения к миру.
Здравый рассудок дельца - против психологии поэта, подверженного порывам вдохновения:
«Он вдохновения не ждёт:
Пока поэт над рифмой киснет,
Делец толковый всё промыслит,
Доход пуская в оборот».
А вот тут не соглашусь:
«Ему не нужен постамент,
Его не манит призрак славы…»
А поэта, выходит, манит? А как же быть с пастернаковским «Цель творчества - самоотдача»?
Несколько винтажное стихотворение, написанное четырёхстопным ямбом. Если попридираться - не очень понравились рифмы: «не ждёт - в оборот», «киснет – промыслит», «здравый - славы», «в том – в одном» и т.д.
В стихотворении мне не хватило художественности, образности, атмосферности. Как-то чересчур легковесно и предсказуемо.
«Фарш»
Социалка. Вечное разделение мира на эксплуатируемых и эксплуататоров.
«Жизнь как мясорубка производит фарш,
но душа-голубка напевает марш».
С тем, что жизнь похожа на мясорубку, можно согласиться. Но почему «душа-голубка напевает марш», а не, скажем, гимн или романс?
«Призраки победы дивно хороши!
Где бы пообедать на свои шиши?»
Ясно. Это о лозунгах, которыми, как говорится, сыт не будешь.
«Воссияют в небе серпик и звезда,
«устаканишь» время, вот и красота».
В принципе, смысл понятен.
«Дым заводы метить, уходя в трубу,
а народ, что дети, раскатал губу.
Почему «метить»? Это опечатка?
Принцип мясорубки до безумья прост:
после перекрутки – жизненный компост».
Мрачновато, конечно. Эксплуатация человека человеком – штука страшная.
В последних строчках, вероятно, речь идёт о том, что мир разделён на золотых кумиров и «шестерёнки». Последние «целуют взасос» первых. Терминатор – это, похоже, отдалённый потомок купринского «молоха», требующего всё новых и новых человеческих жертв.
Ну что сказать? Довольно складно. И не без ехидства. Но как-то слишком уж «влобно», по-моему. То ли музыки нет, то ли порох сырой.
«Денегнет»
Басня (согласно авторскому определению) о том, что отменив деньги, можно достичь счастья.
«...И что же дальше было с той страной?
Ходили слухи, там сменился строй,
Рассказывали что-то там ещё.
Наверно врали. Врут всегда, и чё?»
Ну, прикольно, конечно, чего уж там.
«Конечно, в той стране не коммунизм.
И счастье там искать – идиотизм».
А вот это развеселило:
«Да бог с ним, не найти, измерить как?
Пропал параметр людей – вот факт!»
"Параметр людей" – это сильно.
Ну и, как положено в басне, «мораль»:
«Как жить без денег – это не рецепт,
А для ума практический концепт.
Страны той, правда, не ищите, нет,
Как говорят сейчас, простыл и след».
Ясно. Утопия, значит.
Бойко. В тексте присутствует бравурная (даже бравурненькая) интонация.
Пожалуй, воспользуюсь словами самого автора:
«Не знаю, плохо это, хорошо,
Но почему бы и не быть, а шо?..»
«Деньги, детство, амулет»
Симпатичное ностальгическое стихотворение о поисках человеком самого себя.
«Боже, боже! Завтра тоже сквозь белёсые снега
Тихим сумрачным прохожим побреду искать себя».
Неудовлетворённость настоящим обозначена так:
«Месяц подплывёт вплотную, зацепив фонарный столб,
На котором не воркуют больше голуби взахлёб».
А раньше – ворковали.
«Ультрагвалт» пляшущих теней (гм… неожиданный образ, т.е., звук, или «ропот», не воспринимаемый человеческим ухом?) заманивает ЛГ «в точку памяти», после чего запускается ретроспектива. Развёртывающийся далее образный ряд - эхо, степь, ночь, «тополь, сторожащий звезду» - похож на «картинки», мелькающие в окне железнодорожного вагона. При этом зрение ЛГ построено по принципу двойной экспозиции: как будто одновременно смотришь и в окно движущегося поезда, и откуда-то сверху:
«Поезд где ползёт улиткой до конечной «Никуда»,
Дни-составы длинной ниткой состыкуются в года,
А у насыпи вдоль речки, невзирая на жару,
Я на дымные колечки через стёклышки гляжу».
Вот тут зависла. Что делает ЛГ? Это игра такая? Может, разводит огонь с помощью увеличительного стекла?
«Где значенья не имеет вся вселенская казна,
Ведь в ходу там вместо денег лист с соседского куста».
Финал отбрасывает ЛГ (и читателя) к началу стихотворения, в то самое настоящее, где «казна» и все её производные как раз имеют значение. Ретроспектива «сработала» только в воображении, поскольку с точки зрения детства все деньги мира – фальшивы.
«Вот поэтому не в силах я себе купить билет -
Тот всамделишный, счастливый, с кромкой рваной амулет».
Стихотворение понравилось искренностью и обаянием интонации, ритмическим решением (пушкинский четырёхстопный хорей), интересным финалом. К сожалению, царапают слабые «рифмы»: «снега – себя», «вплотную – воркуют», «жару – гляжу», «имеет – денег», «казна – куста».
Всем – успехов. С уважением, Ю.М.