Логин:
Пароль:
Напомнить пароль
Литобъединение: Живой Звук
Конкурс: Когда мы в Россию вернёмся… о, Гамлет
Дата: 06.12.17 00:17
Прочтений: 98
Средняя оценка: 10.00 (8)
Комментарии: 4 (6)
Выставить оценку
литобзору:
Второй (Голос травы)
Сперва о личном: я от стихов Юрия Лавута был в восторге – до того хороши. Вернулся на его страничку – не ошибочно ли скопировал текст из самой что ни на есть престижной антологии русской поэзии? Да нет, все чин чином – Литсовет и пр.
Даже последняя строфа – с перечислением трав – читается с упоением. В перечислении, вернее – в расстановке названий - есть (или можно увидеть, что для читателя почти одно и то же) вполне читаемый смысл. Вот они, стихи целиком:

Голос травы
Эй, ветер равнинный! Владея равниной,
Подхватывай то, что звучит вдоль дороги!
Напрасно ты хочешь расквашенной глиной,
Нам с детства вперёд нагружающей ноги,
Пластами костей, потерявших гражданство,
Уральским разбитым хребтом позвоночным
Скрепить распадающееся пространство,
Ведь там, где ничто не является прочным,
Ни вера, ни память, ни цель, ни идея,
Где пепел сердца не преследует стуком,
Одна только женская рифма умеет
Пространство протяжно пронизывать звуком.

*

Сижу у Бородинской панорамы
Спиной к потоку юркого железа.
В соседнем доме мамы моют рамы,
Что кажется отсюда бесполезным.
Горячее железо духовито
И гадит в небо сизою струёю.
Дежурный ангел ватной пятернёю
Всё в кучевое соберёт корыто,
И, окропляя тоннами помоев
Обветренные лица не героев,
Вернёт на землю. Вечное помыто.

Народ – трава. Коси его косою,
Трави, топчи и танками дави –
Слезами обольётся, как росою,
И вновь заколосится на крови.
Проходят, покуражившись на свете
Злодействами, лихие времена,
И новые приносит семена
В истерзанную землю южный ветер.
Трава, трава!
Тебе всё трын-трава.
Зачем люблю, трава, твои слова?
Зачем твои запомнил имена?

Железо за спиной внезапно встало –
Как прежде, возят цугом и по встречной
Модель для будущего пьедестала.
Клеймёная звездою трёхконечной,
В бронированной шкуре лимузина,
От Жукова на пляшущей лошадке
К Кутузову, осевшему в посадке,
Бежит тысячесильная скотина.
Стоящего железа смрад сильнее –
И патина становится чернее.
Царь вдоль холопов – русская картина.

Марь белая растёт, беды не зная,
Меж донника, овса и череды,
От урожая до неурожая,
От полбеды до полной лебеды.
Зачем нужна ей, однолетней, память
И сорок шесть мудрёных хромосом,
Когда её судьба под колесом
Иль под копытом маршала истаять.
Чай не газон.
Раз-два – и весь сезон.
Зима как сон – и вновь полки имён
Поднимутся весной, чтоб душу маять.

Последний день конца кровавой бани
В календаре обозначает праздник.
Коптит былое дым воспоминаний
И обязательный чугунный всадник
Указывает где мораль и сила:
Притормозив коня жеманным жестом,
К Истории поставлен задним местом –
Бездарность так для нас изобразила –
На стременах привстал изящно Жуков,
Ополовинивший колонны внуков.
И эта половина ту забыла.

Тысячелистник, Мятлик, Незабудка,
Иван-да-Марья, Пижма, Молочай,
Лапчатка, Клевер, Василёк, Ярутка,
Крестовник, Одуванчик, Иван-чай,
Ромашка, Ситник, Девясил, Горчица,
Пастушья сумка, Бальзамин, Кипрей,
Лапчатка, Мать-и-мачеха, Пырей,
Полынь, Солодка, Чистотел, Мокрица,
Овсюг, Чабрец,
Чертополох, Чистец,
Крапива, Хвощ, Острец, Осот, Синец,
Болиголов, Фиалка, Медуница…

Является ли первая часть самостоятельным текстом? Не так важно: она перекликается со второй не только настроением, но и «женскими» рифмами (стуком-звуком-Жуков-внуков) и дает общую картину пространства, где Урал – хребет. Эта перекличка весьма ощутима, хорошо слышна, хотя «стиховое» расстояние между рифмами значительно.
Вторая часть начинается весьма прозаично – с обозначения места действия. Причем место действия обозначено четко – Бородинская панорама – и оно невзрачно – цитировать не буду, хотя хочется – так живописно. И то: нужна ли живописность «не-героям»? Да и были ли герои? Через какое-то время оказывается, что Жуков к истории повернут «задним местом». Получается, что и Бородино как-то того, как-то не туда – подозрительно в любом случае. И читатель уже готов к тому, что Жуков «ополовинил колонну внуков».
И далее – трава, ведь нет имен у «ополовиненных» внуков, ставших травой: Болиголов, Крапива, Горчица…
Мастерски составлен текст. За артистизм неубиваемая десятка.
Тем не менее, за Жукова хочется замолвить словечко. Понятно: он заставлял атаковать или держаться, а тут как без потерь? Поэтому к «ополовинить» не придерешься, все правильно. Но вот одно из его указаний подчиненным (1942 год, наступление после битвы под Москвой): «Если вы хотите, чтобы вас оставили в занимаемых должностях, я требую: прекратить преступные атаки в лоб населённого пункта; прекратить атаки в лоб на высоты с хорошим обстрелом; наступать только по оврагам, лесам и мало обстреливаемой местности».
И статистика:
- В ходе контрнаступления под Москвой безвозвратные потери Западного фронта, которым командовал Жуков, составили 13,5% от общей численности войск, а Калининского (генерал-полковник Конев) - 14,2%.
- В Ржево-Вяземской операции у Жукова - 20,9 %, а у Конева - 35,6%.
- В Висло-Одерской потери 1-го Белорусского фронта Жукова составили 1,7% первоначальной численности, а 1-го Украинского фронта Конева - 2,4%.
Понятно, что цифры могут быть лукавы. Так-то оно так, но ведь не о ротах идет речь, когда случайность может сыграть решающую роль, не о дивизиях и даже не об армиях – о фронтах.
Да и он ли «половинил»? Он был бы рад, чтоб из боя вернулись все – пусть рад не как «отец», а как профессионал, которому нужны солдаты. А они были нужны даже после взятия Берлина.
А теперь самое трудное. Стихи хорошие – это объективно. Высокоэстетичное не может быть основано на неправде. Когда есть ложь, художественные достоинства блекнут или вообще исчезают – ведь они, в общем-то, миражи и без опоры в душе становятся смешной мишурой. Значит, мы должны считаться с правдой, которая таки есть в данном тексте. Вокруг «обветренные лица негероев» - а ведь так: Ельцина в свое время избрали, безропотно разбазарили земли, что-то невнятное буровят в приемной МОК… Да и в «Войне и мире» есть эпизод, когда Ростов спасает Болконскую от крестьян, прослышавших про вольности Наполеона. Да и Жуков… Но уже про него было. Высокоэстетичное не опровергается статистикой.
Можно сказать о неправде войны вообще. Но, как поется в известной песне, «разве от этого легче?» - нашу проблему это не решит. «Неправда войны вообще» означает, что все равны – герои и нечистые.
Когда-то казался справедливым вот такой вариант, предложенный Хемингуэем в «По ком звонит колокол»:
«Хорошо, если бы мне не пришлось убивать, думал Ансельмо. Наверно, после войны наложат тяжелую кару за все эти убийства. Если у нас не будет религии после войны, тогда, наверно, придумают какое-нибудь гражданское покаяние, чтобы все могли очиститься от стольких убийств, а если нет, тогда у нас не будет хорошей, доброй основы для жизни.»
Но сегодня, когда от победителей требуют покаяния (побежденные), этот вариант кажется насмешкой.
В общем, правда Жукова и правда эстетики не складываются, как пазл. Значит, не надо их насильно пригонять друг к другу. Скорей всего, понимать надо так: Божья правда глубиннее и громаднее людской, а «большое видится на расстоянии», так что в какие-то моменты жизни можно увидеть лишь часть ее.
Ведь тоже немало.

С уважением
П.Р.

litsovet.ru © 2003-2017
Место для Вашего баннера  info@litsovet.ru
По общим вопросам пишите: info@litsovet.ru
По техническим вопросам пишите: tech@litsovet.ru
Администратор сайта:
Александр Кайданов
Яндекс 		цитирования   Артсовет ©
Сейчас посетителей
на сайте: 223
Из них Авторов: 6
Из них В чате: 0