Логин:
Пароль:
Напомнить пароль
Литобъединение: Братство зажжённой искры
Конкурс: Совершенный час безмолвно сжатых губ
Дата: 01.10.17 21:39
Прочтений: 160
Средняя оценка: 10.00 (3)
Комментарии: 3 (3)
Выставить оценку
литобзору:
Что-то я сегодня грозный...
Ночной обзор №5 от Александра Грозного
Салтыков-Руденко А. Утренняя заря.
Это рассказ уважаемые авторы и читатели. В нём есть, действующие лица, интрига, сюжетная линия, намёки на характер и даже приземлённая философия депрессивного содержания. Всё в духе постиндустриального нуара, когда внутриэмоциональные копания индивида превыше общечеловеческих идей. На этом можно было бы и закончить, но вот что меня заинтересовало. Давайте обратимся к мелочам. Они ведь так важны, для создания реалистичной картинки и полноценных, объёмных образов литературных героев.
Итак – он. Что мы знаем о нём? Зовут Максим, достаточно молод, вдовец (жена трагически погибла), живёт в элитном доме, любит выпить, и не напряжён работой (фактически о работе не сказано не слова), любит риск (адреналиновая зависимость). Неоднозначный персонаж. Тоскует о погибшей жене «…Жизнь без Кати была невыносима. Не помогали ни шлюхи, ни алкоголь, ни путешествия в экзотические страны...» Заказывает своё убийство на свои же деньги (биткоины). И вот тут внимание! Делает только предоплату! «Оплатил аванс биткоинами. И стал ждать…» То есть фактически собирается кинуть киллеров на деньги. Ведь после его смерти некому будет расплатиться с исполнителями. Забавно, не правда ли? Эдакий расчётливый горемыка. Киллер же, и за пол суммы, не скупится на эффектный подрыв кафе, со всеми посетителями вместе…, чтоб наверняка. Что за абсурдный трэш (от англ. Thrash). Но судьба хранит лит. героя, он уходит из заведения за миг до трагедии. Теперь Максиму придётся оплатить заказ полностью, оплатить смерть Авроры и всех погибших людей в кафе. А это уже совсем другая статья уголовного кодекса. Задумывался ли об этом автор, рисуя нам положительный характер Максима, и призывая сопереживать его жизненной трагедии? Или это скрытый сарказм автора. Во всяком случае, асоциальное поведение героя не рождает в читателе сочувствия.
Теперь финал. Это последний абзац:
«Максим обнаружил себя лежащим лицом вниз на тротуаре. Кругом ревели автомобильные сигнализации. Приподнявшись на локтях, он увидел свой смартфон, валявшийся рядом, с треснувшим дисплеем.
Мужчина поднял голову и посмотрел в сторону кафе. Из разбитых окон валил густой черный дым. Его утренняя заря осталась там.
Смартфон просигналил высокочастотной трелью. Взяв его в руку, Максим прочитал сообщение: «Ваш заказ выполнен. Всего Вам доброго».
Максим не может обнаружить себя…, поскольку он лежит лицом вниз на тротуаре. Зачем применять существительное – мужчина, по отношению к Максиму? Перегружено – треснувший дисплей, высокочастотная трель…
На этом всё.
Спасибо автору за напряжённый сюжет и коварный замысел.

Виктор Зырянов. Притяжение.

Стою на вершине –
Земля под ногами
К небу и звёздам
Тянусь я руками.

Именно так, четыре строки и не больше. Автор любит краткость и точность. Согласитесь, не густо для читателя, особенно изысканного, избалованного читателя. Однако, именно в недосказанности или несказанности, порой заключается скрытый смысл.
Вспомнилась байка про Иоганна Себастьяна Баха, который любил засыпать под музыку. Он просил своих сыновей поиграть ему перед сном. Дети не особо почитали такую прихоть отца, но всё же выполняли её.
Однажды Карл Филипп играл для отца, но, увидев, что тот засыпает, перестал играть и удалился. Иоганн Себастьян проснулся от того, что сын не завершил произведение гармонично, оборвав его на полутакте. Он сел за клавесин, доиграл партию и спокойно лёг спать.

Здесь легкие стынут
Здесь льды - оригами
Но к небу и звёздам
Тянусь я руками,

Глазами слепыми
Я щупаю камни,
Но к небу и звёздам
Тянусь я руками.

Закончатся силы,
Угасну, как пламя,
Но буду я к звёздам
Тянуться руками…
Теперь всё. Спасибо автору за тему для размышления.

Naum А.И. Безмолвие.

Безмолвие, когда молчишь,
О жизни нечего сказать.
Когда нет ветра, кругом тишь,
Нет волн в реке, лишь благодать

Во мне одна, как чистота...
Настала ночь, неслышно слов.
В окно моё видна звезда,
Я погружаюсь в тайну снов,

В которых повторятся вновь
Дела, в них грохот, нет тиши.
Вот свет, дневное волокно,
В сознание уже спешит.

Автор придаёт безмолвию, не только отсутствие звукового акустического возмущения, но и эмоциональное словесное опустошение. И всё это усиливается тишиной природы, замиранием, обездвиживанием. Отлично.
И что же дальше, а дальше погружение в сон и возвращение к паразитным шумам, без которых человек не чувствует себя комфортно. Наверно так и не иначе видит автор созданный подсознанием конструкт, который возмущает ритмы мозга и действует в изменённом сознании, как раздражитель.
Знакомая ситуация.
Особое спасибо за рифму «вновь – волокно», нетривиально.
Понравилось.

Lexx Jons Нет тебя.

На стене часы, легкий стрелки путь
Время идет и его не вернуть,
Я сижу у окна, смотрю глупо вдаль
И себя мне не жаль.
Только боль убивает меня
Потому что, нет тебя…
Нет тебя, значит нет меня...
Ничего не вернуть…ведь нет тебя...
Лучик света, по мне скользнул.
И забрал он боль и ушла она…
Но осталась грусть
Ведь нет тебя…

Давайте разбираться. Стихотворение насыщенно трагическое, с настойчивым рефреном (повторением значимой фразы), с глубоким эмоциональным фоном. Потеря и «оплакивание» - сюжет и форма довольно часто применяемая в произведениях (стихотворениях). Поэтому здесь надо быть особо внимательным к ритму и звучанию. В данной форме недопустимы скачкообразные немузыкальные фразы. Строчки должны читаться и звучать, как песня, как причитание. Теперь давайте читать.

«На стене часы, легкий стрелки путь
Время идет и его не вернуть…»

Очень сложная первая строка. Инверсия губит всё. Почему бы не убрать слово «лёгкий» оно здесь не несёт смысловую нагрузку. Зачем лёгкость в трагической ситуации. Если цель сыграть на противоречии, то она не достигнута. Нет противовеса. Оставьте стрелкам движение… что-то типа
На стене часы, стрелки чертят путь
Время идет и его не вернуть…»

Читаем дальше:
«Я сижу у окна, смотрю глупо вдаль
И себя мне не жаль…»
Применение словосочетания «смотрю глупо...» недопустимо, поскольку не соответствует логике драматического повествования. Почему бы не отказаться от прямолинейного сижу, смотрю…, и не выразить состояние через описание природы.
Я сижу у окна, затуманена даль…
Последние строки рождают унылое подавленное состояние, которое является не лучшим послевкусием.
Грустно.

Березовская Е. В. Приснилось мне, что я была убита.

Приснилось мне, что я была убита,
С землёю смешана и в воздухе размыта, –
И научилась небо брать и пить,
Читать его, как письмена на плитах…
Но – первая, вернейшая из пыток! –
Без тех, кого привыкла я любить.

На стенке мерно ходики стучали,
И оказалось: как в земной печали,
И души тоже могут заскучать.
И я томилась – с самого начала,
Писала письма и с небес кричала,
А им казалось – мёртвые молчат…

И я проснулась: те же занавески
И тот же стол – как будто в небе вести
Меня достигли – множество, не счесть!
Для счастья повод и простой и веский –
Пока мы на земле, пока мы вместе –
И жить, и мучиться, и верить: время есть.

Прекрасный стиль, слог, размер. Игра с подсознанием и пробуждение с мыслью о невозможности растрачивать время не осознавая важности самой жизни. Только теряя что-то можно понять значимость и невосполнимость потерянного. Замечательно. Но есть в этом стихотворении разрушительный момент, связанный с насилием: «…я была убита».
Давайте разберёмся. Проекция собственной смерти, да еще и с таким агрессивным окрасом: «…С землёю смешана и в воздухе размыта…»
Наводит на мысль о трагических событиях, которые пережил автор или литературный герой стихотворения. И эти события явились тем импульсом, который запустил механизм проигрывания во сне ситуации с собственной смертью. Сильнейшие переживания, и эйфория при пробуждении.
Моё же беспокойство вызвано именно актом убийства, которое не может возникнуть без причины, и не может исчезнуть без катарсиса и освобождения.
На этом всё.

Переходим ко второму конкурсному произведению автора.

Эти стены молчат...
* * *
Т.Т.
Эти стены молчат,
Человеческий род презирая –
весь.
Изучать – приручать – подмечать,
И пластинкой звучать,
И стихам отвечать
Карандашной
условной пометой –
Это блажь, это ересь и чад,
Без примеси рая –
Пыль по углам сырая
и спесь.
И лучше молчи:
Разрастётся в ночи
Голосок малодушной,
бездомной сумятицы этой.

Двери – не вход и не выход.
И музыка, музыка – слышишь ли? –
та ещё!
Вековое броженье,
Струенье,
Грохот и пенье
Ржавых проточных вод.
(Заверни мне горы в бумагу
с их тишиною
и вышли, почтой простою
вышли!)
…Это не вдох и не выдох –
Просто временное пристанище,
Где в распахнутых лоджиях
простыни
свой – поднебесный – вершат полёт.

Приятно, когда автор, набрасывая образы, создаёт картину, словно заядлый импрессионист. Он всегда может сказать, что если читатель не видит всего полотна, то ему стоит отойти подальше, изменить угол зрения, освещение, попросить дремлющего в углу экскурсовода намекнуть…, что это там черное белеется, или белое чернеется?
Я бы прошёл мимо, сохранив эмоции от прочитанного, но мне хочется большего.
О чём стихотворение, какие цели ставил автор, создавая эту мозаику из цветных стёклышек-секретиков. Поверьте мне, и в сотый раз, перечитывая фразу:
«Эти стены молчат,
Человеческий род презирая –
весь…»
Вы не найдёте ответа, поскольку ответ знает только автор. Но он только хитро улыбается:
«Двери – не вход и не выход…»
Почувствовали прелесть всей этой игры? Наслаждайтесь.
Спасибо.

Самир. Двадцать пятый кадр.

… и вновь ускользает
живущий не в рифмах,
не в муках сердечных,
не в образах ярких,
возможно, не в слове,
быть может, не в звуке,
не найденный в лучших
изысканных формах,
чарующим ритмом
отнюдь не прельщённый …
… над миром смеётся.

Двадцать пятый кадр, это миф, искусственно созданный американским предпринимателем, в пятидесятые годы прошлого века. И, несмотря на научные работы учёных о невозможности влияния картинки (1/25 секунды) на мозг, вот уже больше полвека двадцать пятый кадр будоражит умы человечества. Или я чего-то не знаю?
А стихотворение красивое, уверенно написанное и очень позитивное.
Спасибо.

Рогожкин В. Письмо в никуда.
Ты мам не плачь, мои слова
Ещё не раз, поверь мне, вспомнишь
Калач я тёртый, и меня,
Через колено просто так не сломишь.

Всё так же ты покорно ждёшь,
А я все еду – не доеду.
Вот, собирался в выходной,
Не получилось! Постараюсь в среду.

Прости меня! Я непутёвый сын!
И не писал тебе так долго!
За зиму можно Волгу перейти,
Да только жизнь моя не Волга.

…Роняет листья календарь,
Вновь распустились листья на берёзе,
Вот на траве роса и вдруг подумал я,
Уж не твои ли это слёзы?

Вон в далеке курлычут журавли,
Без устали крылом пространство меря,
Я думаю, что послала их ты,
Я в это почему - то верю.

Я помашу им - этим журавлям,
Я прокричу им - вот он я, смотрите !
Скажите ей, что всё нормально у меня,
Когда обратно полетите!

Как там черёмуха? Уже цветёт?
По времени и у неё должны набухнуть почки.
Ну, напиши и ты!!! Хотя бы пол строки!
Хотя бы две, коротких строчки!

Мне припомнилась сцена из романа Василия Шукшина, где главный герой Егор Прокурин, приезжает к матери, но не открывается ей. Страдает и мучается от невозможности обнять её и попросить у неё прощения. Мы понимаем, что это его последняя встреча, да и он, скорее всего, догадывается, что его обещание вернуться всего лишь иллюзия. Сильная сцена, после которой ком в горле мешает дышать.
Примерно такое же чувство вызвало у меня стихотворение.
Есть несколько непринципиальных моментов в тексте, относящихся скорее к опискам, чем к ошибкам. Поправьте – вдалеке (пишется слитно).
В предложении: «Я думаю, что послала их ты…» поменяйте местами слова
Я думаю, что их послала ты – звучит ритмично.
В строке «…Роняет листья календарь» не хватает слова, для полноценного четырёхстопного размера. И хотя многоточие подразумевает паузу, или пропущенное непроизносимое слово – Смотри. По мне, так неполная строка страдает скудностью.
И я бы ушёл от повторения слова - листья. Почему бы не поменять плоскость обзора. Что-то типа;
Зазеленели нежные (юные, белые….) берёзы
Помните как у Шукшина; — Он ласково потрогал березку. — Ox, ox нарядились‑то! Ах, невестушки вы мои, нарядились…
Тем более, что в последнем катрене происходит подобное описание распускания почек на черёмухе.
Отмечу, что стихотворение читается легко, и грусть после прочтения скорее философская, чем негативная.
Спасибо автору за прекрасную работу.

Полянская И. Лунная молитва.

Не знаю откуда приходит молитва...
Своими словами. Никто не учил
как нужно просить - и поэтому с Богом
беседует нехристь без света икон...

Бывает, что самая острая бритва
тупится от времени... много причин...
скребет изнутри каноническим слогом,
не трогая сердце за смыслом вдогон.

Наивно пытаюсь как малый ребенок,
не знающий церкви, но знающий жизнь,
представить Твой Лик без лубочных каемок
заоблачных нимбов сусальных вершин.

А просьба простая - точи мою душу
о желтые камни бунтарки Лилит,
пусть вскрытые вены струятся наружу
стихами неправильных лунных молитв.

Молитва есть не что иное, как форма обращения к Богу, а лунная молитва, это женская молитва, поскольку луна есть олицетворение женского начала, здесь всё сходится. Теперь о желаниях. Первое желание увидеть лик Бога, как говорится в натуральном виде, то есть без лубка или фотошопа, если угодно. Понимаю. Хочется в глаза ему посмотреть, и лично без посредников сказать о сокровенном. Тоже понятно. Но вот сама просьба меня, честно говоря, привела в замешательство. Здесь смешалось всё; и вскрытые вены, и неправильные стихи, и жёлтые камни, и Лилит (если кто не знает, то это первая жена Адама, а Адам первый человек на земле, по версии Ветхого завета). Перечитывал несколько раз последний катрен и вот что скажу. Если судить по степени накала, то это очень высокий бал. Да, автору удалось заинтриговать читателя и даже напугать своей дерзостью и глубинными желаниями. Знающий да поймет, зачем вытаскивают из небытия рыжеволосую бестию, отметающую все божественные правила отца создателя. Но сейчас не об этом, поскольку всё это мифы, легенды, сказания…, и народный фольклор. Я, о другом. Обращение к Богу (с молитвой), особенно в литературе, это классический пример неумения решить проблему, незнания, или невозможности взять на себя ответственность, слабость духа, если хотите. А что мы видим здесь? Очень сильная позиция и конкретная цель. И зачем молить бога, о том, чтобы тебе посодействовала (косвенно) изгнанная из рая (им же) женщина, у которой впоследствии был союз с Люцифером. Явная неувязка получается.
Или я чего-то не понял из всего написанного.
В конце добавлю, что стихотворение написано интересно, несмотря на отсутствие сюжета. Есть тема для размышления. Спасибо.

Николаев Н. Пространство твоего молчания.

Ещё непрочен наш союз, - альянс, колеблемый свечами,
Готов вернуться с полпути наш безрассудный тет-а-тет...
Я погружаюсь с головой в пространство твоего молчанья,
Где так неочевиден мир и так неоднозначен свет.

На грани вздоха и мольбы ещё не сцеплено ни звука,
И я, безмолвный, твой призыв не волен облачить в слова,
Но скован, словно пленный дух, и не преодолею круга,
Который очертила ты, взмахнув ресницами едва.

Едва ли в мыслях обо мне шептала заговор несмело,
Но я не тороплюсь уйти, мне здесь покойно и легко.
Мне здесь уютно, как в кино, хоть фильм немой и чёрно-белый...
Ещё на взлёте весь сюжет и до развязки далеко.

Приятно читать хорошую поэзию, особенно конкурсную. Мне понравилась концовка кинематографическая, есть в ней и ностальгические нотки и намёк на хеппи-энд.
Единственный вопрос у меня к автору. Так всё-таки союз или альянс предпочтителен в отношениях между мужчиной и женщиной?
Давайте разберёмся. И так, повествование имеет романтическую окраску. Мужчина здесь играет второстепенную роль, а женщина главенствует и в решениях и в желаниях:
«…Но скован, словно пленный дух, и не преодолею круга,
Который очертила ты, взмахнув ресницами едва…»
Союз предполагает равные права, а в основе альянса лежит договор. Я предполагаю, что выбор в пользу второго уменьшает шансы любящего мужчины на взаимность. Но надежда умирает последней. Возможно, я не прав и автор имел ввиду совсем другое.


Neivanova Ничком

Бьет в ладони еле-еле,
успевай пока лакать.
Это солнце на качелях
зацепило облака.

А когда не станет звука,
перестанет биться об,
солнце выпустит из лука
пухлых зайчиков на лоб.

И под листьями инжира
похоронишься ничком.
А Вселенная расширясь,
отразится от зрачков.

Забавное игривое стихотворение с похоронной ноткой в конце. Что тут скажешь после неординарной рифмы: об – лоб. Находчиво.
Хотелось бы досказанности и хотя бы намёка на сюжет.
Мне понравилась версия о расширении вселенной в конце пути, я не сторонник сжатия.
Спасибо автору, было интересно.

litsovet.ru © 2003-2017
Место для Вашего баннера  info@litsovet.ru
По общим вопросам пишите: info@litsovet.ru
По техническим вопросам пишите: tech@litsovet.ru
Администратор сайта:
Александр Кайданов
Яндекс 		цитирования   Артсовет ©
Сейчас посетителей
на сайте: 334
Из них Авторов: 38
Из них В чате: 0