Литобъединение: "ПАНОПТИКУМ" Елены ХАНН
Конкурс: ВТОРАЯ ФУРРИАДА ЛИТСОВЕТА
Дата: 21.11.15 19:55
Прочтений: 212
Средняя оценка: 10.00 (7)
Комментарии: 1 (2)
Выставить оценку
литобзору:
Фурри-наоборот
Существует мнение, что рассказы ВАСИЛИЯ ЛОГИНОВА, представленные на «Вторую фурриаду», не соответствуют требуемому жанру.
У меня на это счёт иная точка зрения.
Сначала о рассказе «Играло пламя огнецветным шумом».
Осталось ощущение, что некоторые смыслы, заложенные автором, были мною недопоняты, или поняты по-своему. В любом случае это хорошо, потому что когда всё однозначно, как в послеобеденных сериалах, то становится неинтересно.
Прочитав эпиграф об элементалях, вызывающих душевные заболевания, потом – описание больничного коридора, рассуждения пациента по имени Алемандер, то настроилась на историю à la „Записки сумашедшего“. Ан нет.
Это скорее «Записки писателя», начертанные, дабы посвятить нас, читателей, в сокровенные грёзы Автора, познакомить с призраками, однажды явившимися из тонких миров... Или не тонких, а каких-либо ещё – у писателей должно быть много разных.
Увы, вход в эти миры бывает закрытым. Оттого побыть время от времени в «шкуре» Саламандры просто необходимо. Сгореть, сгинуть, умереть, чтобы вновь родиться – теперь уже иным - и получить в дар нечто. Особенное.
«Взамен ты научишься чувствовать вкус слов».
Ради такого стоит побоксировать с фантомами, войти в пламя и превратиться в Аламандера. А потом, если повезёт встретить Сали, то и до чертога иных словес - рукой подать.
Итак – прошу прощения за примитивную трактовку – в рассказе «Играло пламя огнецветным шумом» происходит (не важно, в грёзах или наяву) превращение человеков в саламандр. Другими словами, в человеках наблюдаются черты поведения данных зоо-существ.
Поэтому, как судья «Фурриады», я безапелляционно заявляю: рассказ Василия Логинова соответствует жанру фурри. Только это «фурри-наоборот», потому что в данном случае присутствует не антропоморфный зверь с человеческим сознанием, а зооморфный человек с саламандровым сознанием.
Также и во втором рассказе Василия Логинова «Гуляевский чёрт» есть один «зооморфный» персонаж – это бабуля, которая завалила аж 99 медведей совершенно нечеловеческим способом – не из ружья и не дубинкой, а с помощью рогов на кирасе. Надо же до такого додуматься – прямо бык, а не баба (впрочем, сравнение не новое). Если кто-то скажет – «Гуляевский чёрт» - из разряда охотничьих рассказов и фурриада тут никак, то я скажу – очень даже как, если принять, что бывает и фурриада-наоборот. Именно тот самый случай!
До свидания, друзья-фуррийцы!