Анатолий Головков
Категория: Альбомы
Жанр: История
Опубликована: 20.03.06 16:12
Оценка: 9.31 (13)
Лучшее дня: 7
Просмотров: 6596
Комментарии: 2 (3)

БОРИС ЖУТОВСКИЙ_шаржи

1
СЛУЦКИЙ БОРИС АБРАМОВИЧ.
Сангина, 77Х57, 1974 г.

Вынужденный экспромт.

Я здесь на Африку похож,
на Азнавура - тоже,
в советы нечестивых вхож.
Меня признают там по роже.

(автограф на обороте портрета)
2
ГАЛИЧ АЛЕКСАНДР АРКАДЬЕВИЧ.

Сангина, 77Х57, 1974 г.

Б. Жутовскому с восхищением и благодарностью!

...На стене прозвенела гитара,
Зацвели на обоях цветы.
Одиночество Божьего дара -
Как прекрасно и горестно ты!

Есть ли в мире волшебней, чем это
(Всей докуке земной вопреки!)
Одиночество звука и цвета,
И паденье последней строки!

Отправляется небыль в дорогу,
И становится былью потом...
Кто же сможет приказывать Богу
И заведовать Божьим путем?!

Но к словам, ограненным строкою,
Но к холсту, превращенному в дым, -
Так легко прикоснуться рукою,
И соблазн этот так нестерпим!

И не знают вельможные каты,
Что не всякая близость близка,
И что в храм Ре-минорной токкаты,
Недействительны им пропуска!

Александр Галич, 23 мая 1974

(автограф на обороте портрета)
3
ГОРОДНИЦКИЙ АЛЕКСАНДР МОИСЕЕВИЧ.
Графит, 48Х36, 1983 г.

Не страшно потерять уменье удивлять,
Страшнее потерять уменье удивляться!

А.Городницкий

(стихи на обороте портрета)
4
ШКЛОВСКИЙ ВИКТОР БОРИСОВИЧ.

Черный карандаш, 75,5Х56, 1976 г.

Мне нравится эта энергичность и самоуверенность обезьяны, но у нее замечательные мозги, замкнутые в коробку черепа".

Виктор Шкловский.

Себя не видишь!!!

(надпись на обороте портрета)

5
ГОРИН ГРИГОРИЙ ИЗРАИЛЕВИЧ.
Черный карандаш, 76х57. 1999 г.

...Я понял, в чем ваша беда. Вы слишком серьезны. Серьезное лицо - еще не признак ума, господа. Все глупости на земле делаются именно с этим выражением. Вы улыбайтесь, господа, улыбайтесь!

Г.Горин, Тот самый Мюнхаузен.
6
ГЕРДТ ЗИНОВИЙ ЕФИМОВИЧ.
Черный карандаш, 77Х57. 1990 г.

Знаете, Боря, у Гены Айги есть стихи такие:
Пускай я буду среди вас,
как пыльная монетка,
оказавшаяся
среди шуршащих ассигнаций
в шелковом скользком кармане.
Звенеть бы ей во весь голос,
да не с чем сталкиваться, чтобы звенеть.
Золотой в кармане среди денег,
но они бумажки,
а стукаться и звенеть - не обо что.
Это про вас.

(из телефонного разговора)


7
ГУБЕРМАН ИГОРЬ МИРОНОВИЧ.
Сангина, 77Х57. 1986 г.

Блаженно пейсы распустив,
Живу, с теченьем нагло споря.
И зря трагический мотив
Нашел во мне художник Боря.

(гарик на обороте портрета)

8
КОРНИЛОВ ВЛАДИМИР НИКОЛАЕВИЧ.
Черный карандаш, 77Х57, 1974 г.

Предрекали:
Гордись, но не очень,
Нарыдаешься взаперти!
Лучше господу выдай почесть,
Императору заплати.
Много всякого парень слышал.
Много просьб и глухих угроз.
Но, как водится, все же выжил,
А динария не понес.
Нелегки и совсем не прямы
У истории колеи,
Но на свете извечно правы,
Не склонившие головы.

Вл. Корнилов

(стихи на обороте портрета)

9
ЭЙДЕЛЬМАН НАТАН ЯКОВЛЕВИЧ.
Черный карандаш, 76,5Х57, 1977 г.

Боба! Не остаться бы нам вдвоем (хотя и не худший вариант, но и не лучший).
Тоник. 28/IX-89

(дарственная надпись на книге)
10
КОРЖАВИН НАУМ МОИСЕЕВИЧ.
Черный карандаш, 76,5Х56. 1990 г.

Была эпоха денег,
Был девятнадцатый век.
И жил в Германии Гейне,
Невыдержанный человек.
В партиях не состоявший,
Он как обыватель жил.
Служил он и нашим, и вашим -
И никому не служил.
Был острой злостью просоленным
Его романтический стих.
Династии Гогенцоллернов
Он страшен был, как бунтовщик,
А в эмиграции серой
Ругали его не раз
Отпетые революционеры,
Любители догм и фраз.
Со злобой необыкновенной,
Как явственные грехи,
Догматик считал измены
И лирические стихи.
Но Маркс был творец и гений,
И Маркса не мог оттолкнуть
Проделываемый Гейне
Зигзагообразный путь.
Он лишь улыбался на это
И даже любил. Потому,
Что высшая верность поэта -
Верность себе самому.

Наум Коржавин.

Его тост: Чтобы у нас было нормальное плохое государство!

11
НЕИЗВЕСТНЫЙ ЭРНСТ ИОСИФОВИЧ.

Черный карандаш, 76,5Х56,5, 1975 г.

В день отъезда к себе и не от тебя, дорогой друг.
Э.Неизвестный, 10/III-76

(надпись на листе офорта)
12
ВИЗБОР ЮРИЙ ИОСИФОВИЧ.
Сепия. 76,5Х57, 1980 г.

Один рефрижератор - представитель капстраны,
Попался раз в нешуточную вьюгу,
А в миле от гиганта поперек морской волны
Шел ботик по фамилии Калуга.
Что же ботик потопили?
Был в нем новый патефон,
И портрет Эдиты Пьехи,
И курительный салон.
А тот рефрижератор, что вез рыбу для капстран,
Вдруг протаранил ботик молчаливо.
На таре из-под Двина только виден капитан
Хорошего армянского розлива...
Что же ботик потопили?
Ду ю спик инглиш, падлы? - капитан кричит седой. -
Француженка, быть может, мать твоя?
А может, вы совсем уже, пардон, шпрехен зи дойч?
И с судна отвечают: Йа, йа, йа!
Советское правительство послало документ
И навело ракеты на балбесов.
А ботику отгрохали огромный монумент,
Которым и гордится вся Одесса.
Что же ботик потопили?
Был в нем новый патефон,
И портрет Эдиты Пьехи,
И курительный салон.

Август 1968, дизель-электроход Обь