Ерофеев И. В.
Категория: Фотогалереи
Жанр: История
Опубликована: 24.05.10 21:34
Оценка: 9.10 (20)
Лучшее дня: 10
Просмотров: 3554
Комментарии: 4 (2)

Иосиф Бродский: пока 70 лет...

1
И я приеду к тебе. В этом "и я приеду"
усмотри не свою, но этих вещей победу,
ибо земле, как той простыне, понятен
язык не столько любви, сколько выбоин, впадин, вмятин (***Подруга, дурная лицом, поселилась в деревне...)
2
Деревья ночью шумят на берегу пролива.
Видимо, дождь; ибо навряд ли ива,
не говоря - сосна, в состояньи узнать в потемках,
в мелкой дроби листа, в блеске иглы. в подтеках
ту же самую воду, данную вертикально,
Осознать это может только спальня
с ее опытом всхлипыванья; либо - голые мачты шведских
яхт, безмятежно спящих в одних подвязках, в одних подвесках
сном вертикали, привыкшей к горизонтали,
комкая мокрые простыни пристани в Фагердале ("Пристань в Фагердале")
3
Меня упрекали во всем, окромя погоды,
и сам я грозил себе часто суровой мздой,
Но скоро, как говорят, я сниму погоны
и стану просто одной звездой... (***Меня упрекали во всем...)
4
Кто мы такие, не-статуи, не-полотна,
чтоб не дать свою жизнь изуродовать бесповоротно?
Что тоже можно рассматривать как приплод; но
что еще интереснее, ежели вещь бесплотна.
Не брезгуй ею, трагедия, жанр итога.
Как тебе, например, гибель всего святого?
Недаром тебе к лицу и пиджак, и тога. ("Портрет трагедии")
5
Грех первородства - не суть сиротства.
Многим, бесспорно, любезней скотство.
Проще различье найти, чем сходство:
"У Труда с Капиталом контактов нету".
Тьфу-тьфу, мы выросли не в исламе,
хватит трепаться о пополаме.
Есть влечение между полами.
Полюса создают планету. ("Речь о пролитом молоке")
6
Запрягай коня да вези меня.
Там не терем стоит, а сосновый скит.
И цветет вокруг монастырский луг.
Ни амбаров, ни изб, ни гумен.
Не раздумал пока, запрягай гнедка.
Всем хорош монастырь, да с лица - пустырь,
и отец игумен, как есть, безумен. ("Песня")
7
Чучело перепелки
стоит на каминной полке.
Старые часы, правильно стрекоча,
радуют ввечеру смятые перепонки.
Дерево за окном - пасмурная свеча.

Море четвертый день глухо гудит у дамбы.
Отложи свою книгу, возьми иглу;
штопай мое белье, не зажигая лампы:
от золота твоих волос
светло в углу. ("Октябрьская песня")
8
Весенний полдень. Лужи, облака.
бесчисленные ангелы на кровлях
бесчисленных костелов; человек
становится здесь жертвой толчеи
или деталью местного барокко. ("Литовский дивертисмент")
9
Здесь, на земле,
все горы - не в значении их узком -
кончаются не пиками, но спуском
в кромешной мгле,
и. сжав уста,
стигматы завернуы свои в дерюгу,
идешь на вещи по второму кругу,
сойдя с креста. ("Разговор с небожителем")
10
Все то, что я писал в те времена,
сводилось неизбежно к многоточью.
Я падал, не расстегиваясь, на
постель свою. И ежели я ночью
отыскивал звезду на потолке,
она, согласно правилам сгоранья,
сбегала на подушку по щеке
быстрей, чем я загадывал желанье. ("В озерном краю")
11
Входит Пушкин в летнем шлеме, в тонких пальцах - папироса.
В чистом поле мчится скорый с одиноким пассажиром.
И нарезанные косо, как полтавская, колеса
с выковыренным под Гдовом пальцем стрелочника жиром
оживляют скатерть снега, полустанки и развилки
обдавая содержимым опрокинутой бутылки.
Прячась в логово свое,
волки воют "Ё-моё".
"Жизнь - она как лотарея"
"Вышла замуж за еврея"
"Довели страну до ручки"
"Дай червонец до получки". ("Представление")
12
Смерть - это все машины,
это тюрьма и сад.
Смерть - это все мужчины,
галстуки их висят.
Смерть - это стекла в бане,
в церкви, в домах - подряд!
Смерть - это все, что с нами -
ибо они не узрят.
Смерть - это наши силы,
это наш труд и пот.
Смерть - это наши жилы,
наша душа и плоть.
Мы больше на холм не выйдем.
В наших домах огни.
Это не мы их не видим -
нас не видят они ("Холмы")