НикулинЪ Сергей Анатольевич
(НикулинЪ С. А.)

  • Страница: перейти
  • Город: Москва
  • Дата рождения: 13.10.1958
  • Регистрация: 17.08.2020

Об авторе: Сергей Анатольевич НикулинЪ писатель, публицист, дипломированный фотограф, актёр. С 1980 по 1983 год работал в Московском художественном академическом театре им. М. Горького. В 1984 г. играл в составе труппы театра им. М. Н. Ермоловой (Москва); снимался в кино на киностудиях «Мосфильм», «Им. Горького». В 1994 г. окончил телевизионное отделение факультета журналистики МГУ им М. В. Ломоносова. Изучал историю кино и операторское мастерство под руководством профессора, доктора искусствоведения М. Е. Голдовской. Служил в армии. С 1993 года по 2014 год учредитель, издатель и главный редактор Международной независимой православной газеты «Слово» (International Independent Orthodox newspaper «Slovo»). С 2012 года – учредитель, издатель и главный редактор научно-политического журнала «Арийская Раса». Родился в семье донских казаков: мать, Никулина Людмила Анатольевна — учитель, директор школы; бабушка, Никулина Елизавета Андреевна — медсестра военного времени; дед по материнской лини, Никулин Анатолий Фёдорович — инженер-электрик; брат деда, Никулин Василий Фёдорович — шахтёр, прошёл немецкие концлагеря; брат бабушки, Никулин Михаил Андреевич — офицер Белой армии, русский писатель, член Союза писателей СССР; дядя, Никулин Станислав Анатольевич — поэт. Сергей НикулинЪ продолжает династию донских писателей.

Осознание Жанр: Проза
Форма: Рассказ

Аннотация:
Деревенская идиллия ранней крымской весны завершается для пятилетнего ребенка осознанием того, что окружающие его люди могут быть жестоки и равнодушны — и даже он сам виновен, «и, может быть, больше всех». Он понимает это, когда помогает взрослым поймать кота, повадившегося лазить к ним через дыру в двери сарая. И вместо того чтобы посоветовать заделать дыру, сосед дядя Лева вместе со своим внуком Валеркой решают утопить несчастного зверька, виновного лишь в том, что «ему хочется кушать». Егорка же становится невольным соучастником этого преступления, и теперь, после того как море «в своей лазурной прохладе» поглотило и задушило беспомощно мечущуюся, завязанную в мешок жертву, «другая боль жгла его мозг и сердце — боль совести».

  • 9 Kb
  • 17.08.20