Гендин Дмитрий Дмитриевич
(Гендин Д. Д.)

  • Город: Moscow
  • Дата рождения: 09.10.1986
  • Регистрация: 10.12.2008

Об авторе: Родился я сказочном месте. Город Иркутск перестроечных годов — лучшее место для ребёнка. Зимою — Изумрудный, летом — сказочно-приморский городок, он ничем не компраметировал себя из действительного. Золотая Рыбка обитала где-то поблизости, на Байкале. 1986 гол. Как же я устал отмечать этот год на пунктире бланков. Но это год рождения, а значит четыре составляющие его числа должны вызывать трепет. Восьмёрка создаёт узор с шестёркой и девяткой – кружево. В детсве у меня было много игрушек, но в семье были бесконечные ссоры, ругательства и даже доходило до драк на ножах. И первое и второе бесспорно отложилось на моей психике. В начальной школе я пережил острую влюблённость. (Об этом в рассказе “Маша Лескова”). Девочка с юбочкой-килтом и длинными русыми волосами навсегда стала для меня прообразом ангела. Храня ей верность, я никогда не мацал дворовых девчонок, чем заслужил уважение последних. У меня было много дворовых друзей. Да что там? - во дворе все друг друга знали. Саня Працик был нас года на четыре всех старше, но играл с нами: со мной и Пашкой Стрельцовым,.главным образом, Мир фантазии создавал из наших игрушек настоящие пьесы и блокбастеры. В школе учился неплохо. Меня даже прозвали “ботаником”. Это было скорее почётное, чем оскорбительное звание для моего любознательного сознания. Но это уже когда переехал в Москву, в 1998 году. Узор второй важной даты потерял симметрию первой. Москва встретила меня дождём. Я учился хорошо из какого-то тщеславия, а, может быть, из-за той же влюблённости, уже безответной навсегда. Я хотел подвига. Господи, я и сейчас хочу! Сначала я хотел изобрести машину времени, чтобы вернуться в город детства к своей первой любви и сказать несказанные слова, признания. Поэтому стал интересоваться физикой, причём ещё до того, как физика началась в школе. Потом когда началась, то я стал отхватывать места на олимпиадах, но к восьмому классу всё наскучило. Физика, бесплотность первой любви. Я решил отвести свой взор на искусство. “Неужели, все эти художники, писатели, режиссёры, актёры – бездельники? Нет, этого не может быть”. В девятом классе я поступил в мастерскую режиссёров кино Ольги Сергеевны Кезиной Московской международной Киношколы № 1318. Это увлекчение кино началось с того, что мы с другом-соседом сняли пару сатирических фильмов про мою старую школу. В Киношколе я продержался недолго. Расписание “с девяти до девяти” было слишком большой нагрузкой для меня. Там было всё так необычно: поездки в экспедиции, написание рефлексий каждую неделю, цикл естественно-научных предметов, рейтинги учёбы, индивидуальный подход и море свободы. Было всё это таким стрессом, что мне пришлось вернуться назад. Я привык к совковой системе образования, меня уже было не согнуть. Киношкола учит быть активным деятелем культуры, я же даже в режиссёры не годился: командовать людьми, выводить их из себя – не для меня. Чего меня понесло в эту Киношколу? Зато переставил свой талант на новое русло. Теперь я получал грамоты на олимпиадах по литературе. стал писать. В 2004 году поступил в МГУ имени М.В. Ломоносова. Тогда как раз читал первого “Гарри Поттера”. МГУ мне казался этаким Хогварцем. Что ж я не ошибся, МГУ – это сказочная школа. Философский камень я стал искать на философском факультете. Вспомнил о первой любви, очень грустил Тогда-то я и начал писать стихи. На прозу-то перешёл позже. Прогуливал занятия, читая стихи Набокова и пытаясь создать нечто своё. Мой Набоков! Ты открыл для меня мир литературы! Ты ведёшь меня по жизни. Будь я не только лишь скульптуром по пластелину, я бы сотворил мраморный памятник в честь Набокова. Набоков спасал красотой, когда ничто уже не могло помочь. В последнее время я стал очень близок православной христианской вере. Наша теургическая эстетика, красота икон и храмов, красота текста Евангелия, – всё так же поднимает мне настроение и заряжает бодростью и романтизмом. О чём я пишу? Долгое время писал о девушках и неразделённой любви. Сейчас ввиду колоссального душевного потрясения расширил свой писательский кругозор. Любимые свои вещи из своего творчества: “Маша Лескова” и “Молитва о Шанате”. Первое произведение написано под влиянием Набокова, второе под влиянием Гофмана. В целом же я независимый автор. “Хвалу и клевету приемлю равнодушно”. Дмитрий Гендин