Не помогут кареты и шпаги решить нынешние проблемы,
мы храбры всегда на бумаге, строя жизни своей теоремы.
Шустрые подражают Штольцу, в облаках целый день витая...
Ну а нам на земле работать, капли вечности созерцая.

можно сохранить и приумножить в себе капли вечности или решить проблемы здоровья с помощью китайской традиционной медицины - http://yantaisinomed.com/
* * *
У литературы (если она претендует быть таковой) отбирают главное предназначение. Разделять Добро и Зло, обучать развлекая Добру. Можно вынести дискуссию о церкви за скобки - на протяжении всего обучения в советской школе нас учили, что церковь - плохо, но чётко говорили, что такое Добро и что такое Зло.
Мы нередко обманываем, лжём (думая, что делаем это во благо), грешим по-разному, со вкусом и безвкусно, будто исполняем обязанности, походя, но стоит взяться за перо и бумагу (ручку и бумагу, или клавиатуру нотбука), и понимаешь свою ответственность за слово.


Патриция Курганова. Программа «Голос», 20-го сентября 2013 г. Александр Градский (имхо, гениальный музыкант и жуткий циник) разворачивается к слепой девочке-вокалистке, поющей какую-то англицкую песню,(= берет к себе в ученики) и говорит своим коллегам по жюри: «Кто-то умеет это слышать, кто-то не умеет. То, как поёт эта девочка – это боль». Он не может сдержать эмоции и выходит покурить.
Людей теряют только раз,
И след, теряя, не находят,
А человек гостит у вас,
Прощается и в ночь уходит.

А если он уходит днем,
Он все равно от вас уходит.
Давай сейчас его вернем,
Пока он площадь переходит.

Немедленно его вернем,
Поговорим и стол накроем,
Весь дом вверх дном перевернем
И праздник для него устроим.
В сети связок в горле комом теснится крик,
Но настала пора, и тут уж кричи, не кричи.
Лишь потом кто-то долго не сможет забыть,
Как, шатаясь, бойцы об траву вытирали мечи.

И как хлопало крыльями чёрное племя ворон,
Как смеялось небо, а потом прикусило язык.
И дрожала рука у того, кто остался жив,
И внезапно в вечность вдруг превратился миг.

И горел погребальным костром закат,
И волками смотрели звезды из облаков.
Как, раскинув руки, лежали ушедшие в ночь,
И как спали вповалку живые, не видя снов...

А "жизнь" - только слово, есть лишь любовь и есть смерть...
Эй! А кто будет петь, если все будут спать?
Смерть стоит того, чтобы жить,
А любовь стоит того, чтобы ждать...
Куда ты, тройка, мчишься, куда ты держишь путь?
Ямщик опять нажрался водки или просто лег вздремнуть
Колеса сдадены в музей, музей весь вынесли вон
В каждом доме раздается то ли песня, то ли стон
Как предсказано святыми - все висит на волоске
Я гляжу на это дело в древнерусской тоске

На поле древней битвы нет ни копий ни костей
Они пошли на сувениры для туристов и гостей
Добрыня плюнул на Россию и в Милане чинит газ
Алеша, даром, что Попович, продал весь иконостас
Один Илья пугает девок, скача в одном носке
И я гляжу на это дело в древнерусской тоске

У Ярославны дело плохо, ей некогда рыдать
Она в конторе с полседьмого, у ней брифинг ровно в пять
А все бояре на Тойотах издают Playboy и Vogue
Продав леса и нефть на Запад, СС-20 на Восток
Князь Владимир, чертыхаясь, рулит в море на доске
Я гляжу на это дело в древнерусской тоске

У стен монастыря опять большой переполох -
По мелкой речке к ним приплыл четырнадцатирукий бог
Монахи с матом машут кольями, бегут его спасти
А бог глядит что дело плохо и кричит "Пусти-пусти"
Настоятель в женском платье так и скачет на песке
Я гляжу на это дело в древнерусской тоске

А над удолбанной Москвой в небо лезут леса -
Турки строят муляжи Святой Руси за полчаса
А у хранителей святыни палец пляшет на курке
Знак червонца проступает вместо лика на доске
Харе Кришна ходят строем по Арбату и Тверской
Я боюсь, что сыт по горло древнерусской тоской

Борис Гребенщиков: Древнерусская Тоска — Текст песни http://mirpesen.com/ru/boris-grebenshhikov/drevnerusskaja-toska-ac.html#ixzz2fGx6ZmyV
Калина красная,
Калина вызрела...
Я у залеточки
Характер вызнала.

Характер вызнала,
Характер, ой, какой!
Я не уважила,
А он пошел с другой.

А он пошел с другой,
А я не спорила -
Так, значит, он хорош,
А я не стоила!

А я пошла с другим,
Ему не верится:
Он подошел ко мне
Удостовериться.
Удостоверился,

Но не добился слов.
А я одно твержу:
Ты потерял любовь.

Ты потерял любовь,
Она найденная -
Другому мальчику
Переведенная.

Ты потерял любовь,
И я уверенно
Другому мальчику
Передоверена!
Александр Градский, "ПЕСНЯ БЕЗ НАЗВАНИЯ"

Мне несладок, неприятен дым сгоревшего Отечества,
Но его золой и пеплом не посыплю я главу.
Суть не в качестве лекарства, все равно недуг не лечится
Ни за плату, ни по блату, ни во сне, ни наяву.

Кое-как по свету мыкались, привыкали, да не свыкнулись.
Лыко в строку, срока лихо и с киркою и с кнутом.
Век рычал звериным рыком, обличал, вещал и тыкал
И стучал по рельсным стыкам и стелился под скотом.

Мы Россию просвистели и проспали на постели,
В статистических простатах оказалася моча.
Воспитать себя успели полу-сукой, полу-стервой,
Нас из стука сделал Сталин, а Ильич из кумача.

Слышишь, Ваня, шелест скатов? То с рассвета до заката
Депутат бьет депутата покаянным кулаком.
И по данным Госкомстата, ты, Иван, не просто стадо, -
Ты ступень и степень спада. Но не ведаешь о том.

Сопричастны этой участи, не участвуем, не учимся,
Не работая - завидуем, а завидуя - гнием.
И живем мы как получится, ну чуть хуже, чем валютчица,
Ну чуть хуже, чем политбюро, но все-таки живем.

(...)

Мы не сладили с эпохою, потому, что все нам... (все равно)
Разгильдяи, плуты, рохли. Невдомек, кому мы в прок.
Будь ты рокер или инок, ты в советской луже вымок,
И пребудешь таковым ты, даже выйдя за порог.

Знаю я, что эта песня не к погоде и не к месту,
Мне из лестного-бы теста Вам пирожные печь.
Ох, ребята, это - мука, да чтобы с голосом и слухом
Раздражать народу ухо, пробуждая дух и речь.
Псалом Давиду, 22

1 Господь пасет мя, и ничтоже мя лишит. 2 На месте злачне, тамо всели мя, на воде покойне воспита мя. 3 Душу мою обрати, настави мя на стези правды, имене ради Своего.
4 Аще бо и пойду посреде сени смертныя, не убоюся зла, яко Ты со мною еси, жезл Твой и палица Твоя, та мя утешиста. 5 Уготовал еси предо мною трапезу сопротив стужающым мне, умастил еси елеом главу мою, и чаша Твоя упоявающи мя, яко державна. 6 И милость Твоя поженет мя вся дни живота моего, и еже вселити ми ся в дом Господень, в долготу дний.


Псалом Давиду, 24

1 К Тебе, Господи, воздвигох душу мою, Боже мой, на Тя уповах, да не постыжуся во век, ниже да посмеют ми ся врази мои, 2 ибо вси терпящии Тя не постыдятся. 3 Да постыдятся беззаконнующии вотще. 4 Пути Твоя, Господи, скажи ми, и стезям Твоим научи мя. 5 Настави мя на истину Твою, и научи мя, яко Ты еси Бог Спас мой, и Тебе терпех весь день. 6 Помяни щедроты Твоя, Господи, и милости Твоя, яко от века суть. 7 Грех юности моея, и неведения моего не помяни, по милости Твоей помяни мя Ты, ради благости Твоея, Господи. 8 Благ и прав Господь, сего ради законоположит согрешающым на пути. 9 Наставит кроткия на суд, научит кроткия путем Своим. 10 Вси путие Господни милость и истина, взыскающым завета Его, и свидения Его. 11 Ради имене Твоего, Господи, и очисти грех мой, мног бо есть. 12 Кто есть человек бояйся Господа? Законоположит ему на пути, егоже изволи. 13 Душа его во благих водворится, и семя его наследит землю. 14 Держава Господь боящихся Его, и завет Его явит им. 15 Очи мои выну ко Господу, яко Той исторгнет от сети нозе мои. 16 Призри на мя и помилуй мя, яко единород и нищ есмь аз. 17 Скорби сердца моего умножишася, от нужд моих изведи мя. 18 Виждь смирение мое, и труд мой, и остави вся грехи моя. 19 Виждь враги моя, яко умножишася, и ненавидением неправедным возненавидеша мя. 20 Сохрани душу мою, и избави мя, да не постыжуся, яко уповах на Тя. 21 Незлобивии и правии прилепляхуся мне, яко потерпех Тя, Господи, 22 Избави, Боже, Израиля от всех скорбей его.
Не каждый умеет петь,
Не каждому дано яблоком
Падать к чужим ногам.

Сие есть самая великая исповедь,
Которой исповедуется хулиган.

Я нарочно иду нечесаным,
С головой, как керосиновая лампа, на плечах.
Ваших душ безлиственную осень
Мне нравится в потемках освещать.
Мне нравится, когда каменья брани
Летят в меня, как град рыгающей грозы,
Я только крепче жму тогда руками
Моих волос качнувшийся пузырь.

Так хорошо тогда мне вспоминать
Заросший пруд и хриплый звон ольхи,
Что где-то у меня живут отец и мать,
Которым наплевать на все мои стихи,
Которым дорог я, как поле и как плоть,
Как дождик, что весной взрыхляет зеленя.
Они бы вилами пришли вас заколоть
За каждый крик ваш, брошенный в меня.

Бедные, бедные крестьяне!
Вы, наверно, стали некрасивыми,
Так же боитесь бога и болотных недр.
О, если б вы понимали,
Что сын ваш в России
Самый лучший поэт!
Вы ль за жизнь его сердцем не индевели,
Когда босые ноги он в лужах осенних макал?
А теперь он ходит в цилиндре
И лакированных башмаках.

Но живет в нем задор прежней вправки
Деревенского озорника.
Каждой корове с вывески мясной лавки
Он кланяется издалека.
И, встречаясь с извозчиками на площади,
Вспоминая запах навоза с родных полей,
Он готов нести хвост каждой лошади,
Как венчального платья шлейф.

Я люблю родину.
Я очень люблю родину!
Хоть есть в ней грусти ивовая ржавь.
Приятны мне свиней испачканные морды
И в тишине ночной звенящий голос жаб.
Я нежно болен вспоминаньем детства,
Апрельских вечеров мне снится хмарь и сырь.
Как будто бы на корточки погреться
Присел наш клен перед костром зари.
О, сколько я на нем яиц из гнезд вороньих,
Карабкаясь по сучьям, воровал!
Все тот же ль он теперь, с верхушкою зеленой?
По-прежнему ль крепка его кора?

А ты, любимый,
Верный пегий пес?!
От старости ты стал визглив и слеп
И бродишь по двору, влача обвисший хвост,
Забыв чутьем, где двери и где хлев.
О, как мне дороги все те проказы,
Когда, у матери стянув краюху хлеба,
Кусали мы с тобой ее по разу,
Ни капельки друг другом не погребав.

Я все такой же.
Сердцем я все такой же.
Как васильки во ржи, цветут в лице глаза.
Стеля стихов злаченые рогожи,
Мне хочется вам нежное сказать.

Спокойной ночи!
Всем вам спокойной ночи!
Отзвенела по траве сумерек зари коса...
Мне сегодня хочется очень
Из окошка луну..........

Синий свет, свет такой синий!
В эту синь даже умереть не жаль.
Ну так что ж, что кажусь я циником,
Прицепившим к заднице фонарь!
Старый, добрый, заезженный Пегас,
Мне ль нужна твоя мягкая рысь?
Я пришел, как суровый мастер,
Воспеть и прославить крыс.
Башка моя, словно август,
Льется бурливых волос вином.

Я хочу быть желтым парусом
В ту страну, куда мы плывем.

<1920>
Страницы: [1] [2] [3]