Диаметр диаметру рознь



В книгах часто (иногда, назойливо часто) встречаются револьверы 45-го калибра – беспредельной, как утверждают авторы устами своих персонажей, убойной силы. Охотно, верим, но всякий раз остаемся в некотором неведенье (это тот случай, когда размер и в самом деле имеет значение) – сообщите, пожалуйста: сорок пятый – это сколько? Понятно, что имеется в виду не диаметр ствола (в миллиметрах или, тем более, сантиметрах), а что тогда? Я тут немного прошуршал в гугле (чуть-чуть, совсем немножечко) – оказалось, что 45 – это и в самом деле диаметр пули (или ствола – почти один и тот же диаметр) в дюймах, но не в самих дюймах (а то получается какое-то корабельное орудие главного калибра), а сотых дюймах. И в технических документах пишется не 45-й, а .45-й. В родных нам миллиметрах – это 11.4. Тоже, понятно, пуля такого диаметра для серьезных дырок в человеческом теле предназначена, но 11 с половиной – это, все же, не 45! Аккуратнее надо быть.
Что нас (во всяком случае, меня) окончательно запутывает, так это непринужденные переходы (перескоки) в обозначении калибров – с метрической системы (миллиметры) на английскую (дюймы – то есть, вернее, сотые дюйма). Глоки, зиг-зауэры, береты, вальтеры, макаровы и акм-ы – то бишь родные калашниковы (когда злодей – русская мафия) – это все в миллиметрах, а как пошли смит-энд-вессоны да кольты, так сразу все в чуждых нам дюймах. Поди разберись! Причем, разбираться надо сразу, походя (так сказать в режиме онлайн) – никто не бросит захватывающую книжку, чтоб покопаться в интернете. Знамо, не учебник зубрим, а культурно отдыхаем.
А я вот все же взял на себя такой труд. Покопался – разобрался – отбросил прочь ненужные подробности – преподношу голый результат. Вот он (цитирую): «Калибр нарезного стрелкового оружия в странах, использующих английскую систему мер (США, Великобритания и т.д.), измеряется в долях дюйма: в США — в сотых (0,01 дюйма), в Великобритании — в тысячных (0,001 дюйма). В общем случае, калибры пересчитываются из расчета того, что 1 дюйм (1") равен 25,4мм (2,54 см). В дюймовой системе калибры обозначаются в сотых или тысячных долях дюйма, но без ведущего ноля, т.е. калибр .50 обозначает 0.5 дюйма или 12,7мм, а .30 обозначает 0.3 дюйма или 7,62мм». И далее, если вам интересно:
Менее 6,5 мм – малокалиберное оружие 22-ой калибра (кстати, чуть позже в этой книге будет упомянут в качестве забавного кирпича) как раз к этому разряду и относится: 22 х 0.001 х 254 = 5,6 мм. От 6,5 до 9,0 мм – оружие привычного нам (или, как было на сайте написано, «нормального») калибра; от 9,0 до 20,0 мм – крупнокалиберное оружие (как раз 45-й калибр: 45 х 0.001 х 254 = 11,5 мм – мощная штука!). Свыше 20,0 мм – уже артиллерия (о чем вначале и речь велась), которая в детриллерах чаще всего не фигурирует.
Безусловно, читателю все эти выкладки запоминать нет никакого смысла, более того, не надеюсь, что он выпишет эти данные на отдельном листочке и будет его (листок) хранить рядом с текущим детриллером. Просто вам, уважаемый любитель такой литературы, надо знать: 9мм – обычный калибр (конечно, обычный для пистолета-револьвера), 45-й – очень большой, 22-й – очень маленький… Ой, совсем забыл про 38-го калибра смит-энд-вессоны (любимое полицейское оружие в Соединенных Штатах). Исправляюсь. 38-й – это, по нашему, 9.2 мм, то есть почти «нормальный» калибр. Тот же «Макаров», но на американский лад и, как утверждают все(!) авторы, гораздо лучше по всем показателям. Тем более, что там у них это револьвер, а наш «Макаров» – пистолет.
Да, надо бы еще и про калибры гладкоствольного оружия (помповые ружья и прочю) сказать – этим тоже в детриллерах часто балуются, но. Но не скажу – есть подозрение, что вам и так вся эта цифирь сильно поднадоела. А значит, возможно, произойдет самое неприятное – глава не будет дочитана! А где одна, там скоро и вторая будет, и третья, и вся книга в целом. Оно мне надо? Нет, уж лучше оставайтесь в неведении. Или копайтесь в интернете.

Из пушки по… ягодицам



Практически у всех, кто хоть раз читал какой-нибудь детриллер (и тем более, если он это делает регулярно) возникает неизбежный вопрос: как ему разбираться в калибрах (то есть в диаметре дырки из которого вылетает пуля) разного рода стрелкового оружия? Написал практически у всех, потому что есть, наверное, и специалисты, которые и так разбираются – и оружие знают, и стрелять из него умеют. Хотя, конечно, они вряд ли книжки читают. И даже если читают, их, согласитесь, абсолютное меньшинство. Простой читатель все же такой специальной огневой подготовки не имеет. А те, которые имеют – они, чаще всего, к чтению не привычны. Хотя, согласен, бывают и исключения. Ситуация осложняется еще и тем, что в рассматриваемых книжках разного рода калибры приводятся как в метрической системе мер, так и в английской. Чаще, все же, в английской, нам неродной. Можно плюнуть и согласиться , что 45-й, например, калибр – это безумно много, и перестать об этом думать, но обычно хочется знать подробности.
Вот, кстати, как раз о 45-ом калибре. Недавно перечитывал триллер Карла Хайасена «Клинический случай» и наткнулся на такую уморительную фразу (между прочим, при первом прочтении не заметил): «…у которого по 45-миллиметровому отверстию в каждой ягодице». Уважаемый г-н Хайасен, это как? Смею заметить, что 45 миллиметров – это четыре с половиной сантиметра! Вы (и уважаемый автор, и еще более уважаемые читатели) можете себе представить такие ягодицы, с такими (природой не предусмотренными) дырками? Это из чего же стреляли – судя по размерам, – из пушки? Настоящей пушки (не самого мелкого, между прочим, калибра), а не из пистолета, в детриллерах часто называемого пушкой. И после такого сокрушительного артобстрела персонаж резво побежал прочь? Это, знаете ли, уже не просто триллер, это, простите, уже «ужасы и мистика»… Не сомневаюсь, тут г-н Хайасен не виноват – здесь, скорее, переводчик (А. Куковская) накосячила. Видимо в оригинале было «дырки 45-го калибра», в переводе получились «45-миллиметровые дырки». Как бы то ни было, простим даме эту незначительную погрешность (плохого персонажа ягодицы были – не жалко) – тем более, что по всем остальным показателям перевод оказался вполне качественным – и пойдем дальше.

И примкнувший к ним Барри



Что же объединяет этих трех авторов? В первую очередь – это высочайший уровень мастерства и, опять извиняюсь за немного сельскохозяйственный термин, плодовитость – в самом хорошем смысле слова. И о чем это говорит? Понятно, об их безусловной талантливости – это раз. О том, что одной-двумя книгами (даже будь они сколь угодна прекрасными и распрекрасными), если уж ты выбрал эту профессию, не обойдешься – от тебя требуется вал (это два). Поток. Поток прекрасной литературы – это звучит сюрреалистично, но других слов подбирать не собираюсь. Тут дело, насколько понимаю, даже не в деньгах – и одного бестселлера можно получить столько, что на оставшуюся жизнь (если не сильно роскошествовать) хватит, – а дело в другом: мир изменился, изменения происходят с безумной скоростью – ты должен быть на слуху непрерывно, а иначе будешь безжалостно… забыт. Чтоб тебя не забывали, надо что? Правильно, регулярно о себе напоминать. Вот, как мне кажется, главная причина сумасшедшей плодовитости, а не деньги. Хотя, охотно соглашусь, деньги, конечно, тоже – куда ж без них?
Но хотелось бы привести пример обратного. Не того, как посредственный автор тоже пишет обильно – это сколько угодно, тут даже примеры не надо приводить. Обратное – имеется в виду другое: книг не много (во всяком случае, именно детриллеров), все они не самого высокого качества, но кроме одной. Эта одна – не просто хорошего качества, это пик, вершина, лучше нее (скорее, умнее и смешнее ее) я вообще ни одного другого детриллера не читал. Надо добавлять к Чайлду Кобеновичу Коннелли еще и Барри. Понимаю, что повторяюсь и всем уже надоел, но опять вспоминаю «Хитрый бизнес» Дейва Барри. Не буду продолжать нанизывать эпитеты – просто выкажу свое недоумение. Как у Дейва Барри получилось написать «Хитрый бизнес» и плюс несколько не пойми чего, непонятно какого уровня (непонятно – это я так тактично выражаюсь). Ладно, есть несколько книжек детской фантастики – не читал и судить не буду, но остальное… Есть еще один иронический детектив (это кроме «Хитрого бизнеса») «Большие неприятности», который надо было бы назвать «Большой провал». Такое впечатление, что «Большие неприятности» была написана после «Хитрого бизнеса» – после оглушительно хорошего, провальная попытка повторить (обычно ведь так бывает, не так ли?). Но тут мы видим как раз наоборот: беспрецедентно хорошая вторая попытка, при весьма и весьма скромных результатах первой. Впрочем, я, наверное, пристрастен. Сам по себе первый иронический детектив неплох… если не читать второго. Потому что рядом со вторым меркнет все! Или почти все… Эх, неужели Дейв Барри – классический случай автора единственной книги? Жаль, если так, жаль.
И в чем же мораль всех этих разглагольствований? Не мораль, а призыв: хорошие авторы, больше детриллеров! Это в первую очередь. Кроме того, хотел поделиться с читателями своими предпочтениями. Дело в том, что я, как профессиональный читатель, часто оказываюсь в ситуации, когда у авторов, которых знаешь, ценишь и любишь, нет новых книг, а методом тыка раз за разом нарываешься на что-то совсем уж беспомощное и просто, простите, непотребное – и что тогда делать? Чтение – это наркотик, абстиненция неминуемо ведет к ломке. Вот почему делюсь предпочтениями – возможно, кому-то пригодится знание того, что вон тот автор хорош, а этот – просто блестящ! Вот он для себя и обнаружит качественное чтиво на несколько недель вперед. Термин «чтиво» употреблен не в уничижительном смысле, а наоборот – в самом что ни на есть уважительном.

Харлан Кобен



Вот и третий пример. Насчитал 21 переведенную книгу, а вообще их 25. И 27 лет пишет детриллеры. Есть серия про спортивного агента Майрона Болитара и есть множество книг вне серий. Те, которые в серии – это как раз таки не совсем. Впрочем, о чем это я? Они очень даже очень! Прекрасная серия! Читается – замечательно! Но. Но если вы познакомитесь с остальными книгами, то меня поймете: остальные детриллеры Харлана Кобена – это… ну, не будем разбрасываться словами, это просто здорово! Чрезвычайно…
Между прочим, он, как писатель, по моему убеждению, стоит даже выше Коннелли (или, тем более, Чайлда). Это, знаете ли, писатель самого высокого полета. Что ни книга, то шедевр. Чувствуется, в каждой автор выкладывается на все сто процентов. А его процент не сравним с процентами других, его процент гораздо полновесней!
Ну вот, только я похвалил Харлана Кобена, как нате – два последних триллера. Предпоследний – ну, как-то так себе. Но простительно. А последний («Единожды солгав») – этот уже совсем плох. Причем плоха не фабула, не интрига (тут все более или менее в порядке), а писано чудовищно примитивно. Будто не Кобен писал, а а какой-то его бесталанный читатель, который автора читать любит, а мастерством не обладает ни столечко! Очень, очень жаль.
Есть известный афоризм: как много девушек хороших, но спросом почему-то пользуются плохие. Так вот, к авторам детриллеров этот закон не применим – спросом пользуются именно хорошие авторы. Хочу привести примеры трех прекрасных авторов. Три грации авторского цеха – Майкл Коннелли, Ли Чайлд, Харлан Кобен. На самом деле их не три, а много более, но пока поговорим о них.

Майкл Коннелли



Насчитал 34 книги (переведенные на русский) за 25 лет творческой деятельности Майкла Коннелли. Плодовитый и, одновременно, прекрасный автор! О полицейском Гарри Босхе писано уже 21 книга (из них на сегодняшний день переведены 19). Надо, кстати, отдать ему должное, держался на удивление долго – откровенная халтура пошла только в самом конце – последние 2 книжки серии. По-человечески его понять можно – ну а что еще можно выжать из Гарри Босха (главного героя серии)? Да и повзрослел он (Босх), постарел даже, к шестидесяти тянет (в таком возрасте за преступниками не бегают – неприлично даже как-то – преступника вычисляют в результате неторопливого умственного труда), из полицейского управления Лос-Анджелеса его и так, и этак пытаются на пенсию выпихнуть (и понятно, это его некомпетентное начальство пытается), а все никак – живет, функционирует и ловит (преступников)! Я с содроганием думаю, что там будет в этих двух последних непереведенных книгах? И, что характерно, выйдут они – немедленно найду и прочту. Потому что – это же Майкл Коннелли, куда я денусь? Но Коннелли плодовитый (уже в хорошем смысле этого слова) писатель, у него есть еще и другая серия (много меньшего объема), об адвокате Микки Холере. Качество детриллеров здесь намного выше – оценка: превосходно! А почему? А потому, что, как мне кажется, чем короче сериал, тем он лучше получается, повторы вредят. Идеальный сериал – одна серия (в нашем случае, книга)… Кроме этих двух серий, у Коннелли есть и отдельные книги. Вот, например, «Луна баз курса» – лучшее, что я у него читал. Тонкий, стильный, выверенный детриллер, местами, простите, даже трогательный! В меру трогательный – тут, конечно, лучше недоборщить, чем наоборот.
Подводя итог можно сказать: а) Майкл Коннелли – большой мастер, чрезвычайно талантливый автор, глыба! б) возможно, на его примере глупо было рассуждать о слабостях сериальных детриллеров. Хотя, если даже он к концу серии выдыхается, то что уж говорить о гораздо менее талантливых авторах? – у тех и первая, не самая хорошая, книга сидит на второй, уже откровенно плохой, и погоняет третьей (просто отвратительной)!
На этом и перестаю о нем рассуждать. Дело в том, что Коннелли – это тот автор, про которого надо говорить либо только очень коротко, либо отдельную книгу писать. Текст среднего размера тут неуместен.
Есть известный афоризм: как много девушек хороших, но спросом почему-то пользуются плохие. Так вот, к авторам детриллеров этот закон не применим – спросом пользуются именно хорошие авторы. Хочу привести примеры трех прекрасных авторов. Три грации авторского цеха – Майкл Коннелли, Ли Чайлд, Харлан Кобен. На самом деле их не три, а много более, но пока поговорим о них.



Ли Чайлд



Начнем с Ли Чайлда. На сегодняшний день у него у нас переведено практически все. Вроде как одна книга осталась (судя по Википедии), но сомнений нет – переведут. За примерно двадцать лет творческой деятельности Ли Чайлд написал 28 книг! Плюс одна еще не переведенная, плюс одна, которая находится (надеюсь!) в процессе письма. Итого получается 30 книг! Ага, посмотрел в википедии, первая книга – 1997 год. Значит ровно 20 лет творческой деятельности, ровно 30 книг и, что удивительно, 30 книг одного (и всегда высокого!) уровня. Покажите мне посредственного и столь же плодовитого автора… Конечно, покажут – таковые есть, их сколько угодно.
Вот придумал Ли Чайлд один раз своего Джека Ричера и, практически ничего в его образе не меняя, уже три десятка книг настрочил. Один раз придумал максимально хорошо, потом, как оказывается, можно пользоваться до бесконечности. Не только герой придуман раз и навсегда, но ситуации часто повторяются. Например, взаимоотношения Ричера с противоположным полом. В каждой книге одно и то же: есть симпатичная дама (обычно, не просто симпатичная, но еще и на службе в какой-либо силовой структура – что, понятно, служит дополнительной изюминкой), которая где-то в середине книги охотно вступает в любовную связь с главным героем, а к концу – легко и безболезненно с ним расстается. Потому что понимает, Джек Ричер – он не такой, это удовольствие не многоразового использования. Ричер одиночка. И точка. Незамысловатая, скажем прямо, философия, но. Но при этом читается с большим удовольствием, а повторы никакого отторжения не вызывают. Честно признаюсь, книги Ли Чайлда для меня загадка. Как это у него получается, применяя обычный (и повторяющийся) набор приемов, добиваться такого потрясающего результата? Ведь, если быть откровенным, тут штамп на штампе сидит и штампом погоняет. Причем, штампы эти вовсе не замысловатые какие-то, обычные штампы, которыми еще в прошлом веке уважающий себя (и читателей!) автор побрезговал бы пользоваться. Во всяком случае, пользоваться в таких объемах. А у Ли Чайлда – как с гуся вода. Обильно пользуется с какой-то англосаксонской невозмутимостью. И получается же! Поверьте, я достаточно взыскательный читатель, мне подавай не примитивнее чтиво, мне надо, что красиво было сделано, и-зо-щрен-но! А тут… И ведь клюю же, взахлеб читаю и перечитываю, и, более того, всерьез считаю, что Ли Чайлд является одним из самых классных современных авторов детриллеров.
Почему так получилось? Разумеется, точно не знаю, но могу предположить: а) изначальные штампы выбраны с ювелирной точностью, б) дальше все сделано ДОБРОТНО! Потому что, при всем при том, интрига книги выстраивается безукоризненно. Потому что… В общем, детриллеры Ли Чайлда – это как хлеб. Ты можешь (во всяком случае стараешься) разнообразить свое меню, придумываешь каждый раз что-то новое на обед, но… но хлеба это не касается, он всегда один и тот же. А когда он (хлеб) свеж, а ты голоден – тогда, в общем-то, можно и без обеда обойтись.

Шестой кирпич – адреналин



Адреналин – субстанция, известно, жидкая, но в детриллерах это кирпич алмазной твердости! Выброс адреналина – пожалуй, единственный биохимический процесс в организме человека, про который знает любой автор, про который он с удовольствием знакомит своего читателя практически в любой книге. Чуть что – сразу он, адреналин. И когда герой в страхе, и когда от него требуется поступок нечеловеческой силы, и когда... Всегда! Выброс адреналина – это не просто кирпич, это, если угодно, всепогодная и многоцелевая авторская палочка-выручалочка: если автор описывает что-то уж совсем невероятное (самый лояльный читатель начинает скептически ухмыляться и готовится выкинуть эту книгу куда-нибудь далеко-далеко), то в дело вступает он – адреналин (вернее, его выброс)! И тогда самое невероятное (во что просто невозможно поверить!) становится как бы обыденным. Ну да, ну поднял он (она) тяжеленную стальную балку, ну помахал ею сбивая с ног многочисленных врагов, ну победил он (она) их таким образом – отметелил(а) стальной балкой. Так им и надо! И ничего странного – адреналин же! А читателю остается только верить и испытывать некоторый стыд – как же он мог не поверить автору!

Вот вам, дорогой читать, шесть кирпичей, из которых можно сварганить вполне приличный детриллер. И, как говорится, соль и перец по вкусу. Если верить небезызвестному Тыкве из мультфильма Чипполино, из меньшего количества кирпичей («штук, примерно, пять») можно построить вполне приличный дом. Не хоромы, но жить можно. Хотя да, дом – это, конечно, спорно, но детриллер из вышеприведенных шести кирпичей вполне можно сварганить. Правда, если кроме этого стройматериала (в количестве 6 штук) ничего более не использовать, то получится... то, что обычно (в двух третях написанных и изданных детриллеров) и получается. Увы.

Пятый кирпич – презервативы и шприцы



Не просто, а использованные презервативы и использованные шприцы. Речь, знаете ли, не идет о подсобном помещении аптеки. И именно так, во множественном числе. Один использованный презерватив (или шприц) – это улика, куча – статус места, где эта куча находится. Здесь читателю детриллеров сразу понятно – это неубиваемый способ обозначить место преступления (ну, когда речь идет о грязном притоне). Стоит только о них (шприцах и презервативах) упомянуть – и больше никаких уточнений не требуется, читатель сразу поймет. Значит, тут собираются самые низы общества: наркоманы в последней стадии (еще один укол – и передоз с летальным исходом), полностью потерявшие человеческий облик; проститутки обоего пола (тоже, разумеется, наркоманки и наркоманы), тоже уже в самом низу своей профессиональной иерархии. В общем, этим кирпичом обозначает нехорошее место. Не в мистическом смысле этого слова, а в криминальном.
Удобно. И автору – не надо прикладывать дополнительных усилий для доведения до читателя своих мыслей, и читателю – тоже никаких читательских усилий не требуется: прочел про использованные презервативы и шприцы – немедленно все понял – пошел дальше читать. И всем хорошо. Не знаю, не знаю...

Четвертый кирпич – выстрел в голову из пистолета 22 калибра



Что это такое 22-й калибр (и все остальные калибры стрелкового оружия, которыми изобилует уважающий себя детриллер) – об этом обычный немилитаризированный человек попросту не знает. Но он, в силу своей немилитаризованности, больше любит читать, чем стрелять из огнестрельного оружия. А в книгах, как назло, то и дело встречаются пистолеты загадочного 22 калибра. И вот как раз сейчас вкратце обозначим четвертый кирпич, который обязателен для выстраивания практически любой такой книжки.
Дело вот в чем: 22-й – это, по меркам стрелкового оружия, , довольно мелкий калибр, «мелкашка» из нашего сандалетного пионерского детства в школьных кабинетах военки (начальной военной подготовки). И вот как раз 22-калибр предназначен для производства смертельного выстрела. С близкого расстояния. С расстояния более пяти-шести метров из такого пистолета практически невозможно нанести человеку серьезные повреждения (особенно, повреждения несовместимые с жизнью). И это еще, если попадешь, пистолеты 22 калибра прицельной стрельбой похвастаться не могу, это отнюдь не главное их достоинство. Их достоинство в другом: пистолет 22 калибра приставленный к голове – стандартное (и грозное!) оружие киллера. И чем особенно хорош такой калибр (хорош, безусловно, для злоумышленника), так тем, что пуля, попадая в череп, начинает там крутиться и метаться (то есть смерть наступает однозначно), а выходного отверстия нет – пуля успела потерять свою, изначально не такую уж большую, кинетическую энергию, и по второму разу череп не может пробить. Почему это для киллера хорошо – не знаю, но про такой плюс (отсутствие выходного отверстия) непременно упоминается.
Наверное, зря я об этом так подробно рассказываю – ибо оно известно всем! Абсолютно любому читателю, у которого подобная книжка не первая. Но в семнадцатый раз, или в сто семнадцатый раз, или… (впишите любое удобное вам число) читать об этом – ну, сил никаких нет. Все авторы считают своим долгом в обязательном порядке рассказать о таком (прямо скажем, малоаппетитном) феномене – выстрел в голову с близкого расстояния из пистолета 22-го калибра. На-до-е-ло! И, что особенно занудно, создается впечатление, что авторы просто беззастенчиво переписывают друг у дружки. Это такой кирпич общего пользования, переходящий кирпич. Так вот, предупреждаю: это такой кирпич, который, в энный раз свалившись на голову, приводит к такому же исходу – летальному.

Третий кирпич – брюки цвета...



Этот кирпич, по мне, самый комичный. У меня есть какое-то рабочее объяснение его существования (в качестве кирпича), но приводить не буду – уж очень оно звучит неубедительно. В чем его сущность?
Это брюки. Брюки бывают, конечно, разные – как по фасону, так и по гендерному своему предназначению , так и по материалу, из которого они пошиты, так и по цвету, – но в детриллере они, при всем приводимом разнообразии, могут иметь только один определенный цвет – речь идет о БРЮКАХ ЦВЕТА ХАКИ. Другого окраса (для брюк, понятно) в детриллерах не существует. Если упоминается цвет штанов (а он упоминается на удивление часто), то, поверьте, это – хаки. Без вариантов. И если предыдущий кирпич (неверие в совпадение) присутствует примерно в трети этих книг, то брюки цвета хаки – это уже более чем в двух третях, 70-80 процентов детективов и триллеров этим отличаются. Фантастика! Почему? Зачем? Почему брюки не могут быть черными, синими, или серыми, или, например, коричневыми? Зачем за этим так строго следят? Тут, подозреваю, что-то связано с коллективным бессознательным авторов детриллеров (не удержался, все же привожу свое объяснение: хаки – это стиль милитари, стиль милитари – это для главного положительного героя как раз то, что надо). Скорее, наверное, с коллективным подсознательным. Уж в психоанализе я совсем не специалист. Даже не дилетант.
Кстати, некоторые авторы идут дальше. Если честно, речь об одном авторе. Есть такая Мэг Гарднер, автор «Каньона убийств». Так вот, в этой книге, наряду с брюками цвета хаки (это всенепременно, тут без исключений) присутствует еще и юбка(!) цвета хаки (у главной героини – она, разумеется, полицейская)! Юбка – только разок. Впрочем, может и много раз – я, если честно, не дочитал (а вам и начинать не рекомендую). Ужасно беспомощное письмо – а мои нервы не железные.
Страницы: [1] [2]